Биологически активные добавки к пище (БАД)  

   

Биологически активные вещества для море - и аквакультур  

   

Прочие вещества поверхностно-активные  

   

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

 

На правах рукописи

 

 

Бунькова Софья Ильясовна

ФАРМАКО-ТОКСИКОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АКВАПУРИНА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКСТЕРЬЕРНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ОСЕТРОВ

 

 

06.02.03- Ветеринарная фармакология с токсикологией

 

ДИССЕРТАЦИЯ

На соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук

 

 

 

Научный руководитель

доктор ветеринарных

наук, профессор

Ноздрин Г.А.

 

 

 

Новосибирск 2018

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………..………………………………………..…4

1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ………...…………………….………………………..11

1.1. История развития пробиотических препаратов и функции нормофлоры. Применение пробиотических препаратов в животноводстве………………..….11

1.2. Интенсивные технологии кормления и содержания рыб………………..….19

1.3. Применение пробиотиков в рыбоводстве для активации роста и повышения сохранности рыб………………………………..………………………………..…31

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ………………..……....……..….....…42

2.1. Материалы и методы исследования…………………………………..………42

2.2. Результаты собственных исследований………………………………...…....47

2.2.1. Определение токсичности аквапурина…………………….…………...…..47

2.2.1.1. Определение острой токсичности аквапурина………………………..…47

2.2.1.2. Определение хронической токсичности аквапурина…………….….…..51

2.2.2. Интенсивность роста осетра……………………………....………………...61

2.2.2.1. Абсолютная масса, относительный и среднесуточный прирост, коэффициент массонакопления и индекс относительной толщины сеголеток осетра……………………………………………………………………….……….61

2.2.2.2. Абсолютная масса, относительный и среднесуточный прирост, коэффициент массонакопления и индекс относительной толщины годовиков 2+ осетра…………………………………………...………………...…………………72

2.2.3. Экстерьерные показатели осетра……………………………….……..……86

2.2.3.1. Экстерьерные показатели сеголеток осетра……………….……….……86

2.2.3.2. Экстерьерные показатели годовиков 2+ осетра…………….…….......…90

2.2.4. Биохимические показатели сыворотки крови осетра……………………..96

2.2.4.1. Биохимические показатели сыворотки крови сеголеток осетра………..96

2.2.4.2. Биохимические показатели сыворотки крови годовиков 2+ осетра…..101

2.2.5. Микробиоценоз осетра и воды в аквариуме……………………………...106

2.2.5.1. Микробиоценоз сеголеток осетра и воды в аквариуме……………..….106

2. 2.5.2. Микробиоценоз годовиков 2+ осетра и воды в аквариуме……….…..110

3. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ…………….....….114

ВЫВОДЫ…………………………………………………….……………..…….125

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ……………….……….......……...……126

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.........................................127

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. В последние несколько лет в Российской Федерации развитие товарного выращивания осетровых набирает обороты. К сожалению, количество осетров в мире начало резко уменьшаться (Бондарев И. Э. с соавт., 2006; Бурцев И. А. с соавт., 2007; Алымов Ю. В., 2010-2011). Промысел осетров в нашей стране не ведется с 2006 г. Развитие товарного осетроводства длительное время сдерживалось за счёт работы браконьеров, которые обеспечивали рынок дешевой осетровой продукцией, это приводило к жесткой конкуренции с товарным осетроводством (Маликова А. В. с соавт., 2005; Киреева И. Ю., 2006; Колесник Т. И., 2011; James D. et al. 2013). Исходя из этого, в последнее время, когда ситуация с осетровой продукцией стала критической товарное осетроводства - единственный путь решения серьезной проблемы насыщения рынка экологически чистой деликатесной продукцией (Привезенцев Ю. А. с соавт., 2004; Raymarkers C., 2006; Новосадов А. Г. с соавт., 2008; Алымов Ю. В. с соавт., 2009; Будниченко В. А., 2010; Юсупова А. З., 2014).

Биологическое равновесие между живым организмом и микрофлорой сложившееся в результате длительного процесса эволюции указывает и является индикатором общего состояния организма, равновесие нарушается при патологических процессах, возникающих в организме, а также при изменениях условий существования макроорганизма (Юхименко Л. Н., 2000; Roberfroid M. B., 2001; Мордовцев Д. А. с соавт., 2006; Khachaturian Z. A. et al., 2008; Ладыгина А. В., 2008). Кишечная микробиота сохраняет в себе огромный метаболический резерв и осуществляет при этом множество функций, в том числе участвует в основных биохимических процессах, внося обширный вклад в физиологические реакции организма (Юшков Ю. Г. с соавт., 2003; Артюхова С И. с соавт., 2004; Трифонова Е. С. с соавт., 2004; Shui W. et al., 2009; Каримов М. М., 2012). По последним данным на жизнедеятельность микроорганизмов расходуется 20% всех питательных веществ макроорганизма и 10% энергии (Matsumoto M. et al., 2002; Волков М. Ю., 2006; Макаров Ю. А. с соавт., 2008; Костюкевич О. И., 2011).

В последние годы наиболее остро встал вопрос увеличения количества устойчивых к антибиотикам штаммов болезнетворных микроорганизмов, в результате чего эффективность ряда антибиотиков резко снижается (Perdigon G. et al., 2001; Reid G., 2002; Паромова Я. И., 2010; Головин П. П. с соавт., 2011). В связи с этим, возникает новая проблема массовой аллергизации и развития дисбактериозов больных животных, которым применяли антибиотики (Gorbach S. L., 2000; Паромова Я. И. с соавт., 2008; Белов Л. П., 2013). Частота развития ранее описанных патологий быстро увеличивается (Карасева Т. А. с соавт., 2000; Бельмер С. В. с соавт., 2006; Соколов В. Д. с соавт., 2011; Ноздрин Г. А. с соавт., 2013; Su Z. et al., 2016).

В отличие от антибиотиков пробиотики не оказывают негативного воздействия на биофильтр и находят широкое применение в рыбоводстве (Кулаков Г. В., 2003; Панасенко В. В., 2006; Иванова А. Б. с соавт., 2012). Bacillus subtilis в условиях циркулирующего водообеспечения поднимает иммунный статус рыб и является антагонистом к условно-патогенным микроорганизмам (Schifrin E. et al., 2005; Бурнышева Н. В., 2006; Панасенко В. В., 2006; Матишов Г. Г. с соавт., 2008).

В современной ветеринарной медицине успешно применяют пробиотические препараты, в основу которых входит Bacillus subtilis, поскольку они активизируют иммунитет организма и защищают его от действия патогенных факторов окружающей среды (Ноздрин Г. А. с соавт., 2005; Чупринина Р. П. с соавт., 2006; Иванова А. Б. с соавт., 2007; Юхименко Л. Н., 2009; Салимов Д. Д., 2013).

Основой действия пробиотиков является конкуренция с условно-патогенной и гнилостной микрофлорой кишечника, активация кишечных ферментов, улучшение перевариваемости корма (Андреева Н. Л., 1992; Бухарин О. В. с соавт., 2000; Ширина А. А., 2011; Зверев А. Ф., 2013).

Микроорганизмы, которые входят в состав пробиотических препаратов принимают активное участие в процессе детоксикации эндо- и экзотоксинов, синтезируют биологически активные вещества (энзимы, витамины, антибиотики), улучшают процесс пищеварения, обладают иммуностимулирующим эффектом, все это приводит к повышению устойчивости к патогенам и негативным условиям окружающей среды макроорганизма (Simon O. et al., 2001; Машеро В. А., 2004; Воробьёв А. А. с соавт., 2005; Zoetenda E. G. et al., 2006; Учасов Д. С. с соавт, 2010).

Кроме того, пробиотики уменьшают влияние производственных стрессов, получаемых при перевозке, бонитировке, вакцинации, при изменении температурного режима, что приводит к повышению устойчивости макроорганизма к патогенам (Ладыгина А. В., 2009; Иващук М. А., 2006; Зуевский С. Е., 2015). Пробиотики стимулируют процессы пищеварения за счёт активизации выработки ферментов, помогают послестрессовой адаптации (после бонитировки, в условиях резкой смены температурного режима, применения антибиотиков, химиопрепаратов, дезинфектантов), увеличивая резистентность макроорганизма к патогенным микроорганизмам (Филиппова О. П. с соавт., 2004; Ноздрин Г. А. с соавт., 2012). Нормализуя состав микрофлоры пищеварительного тракта пробиотики улучшают усвоение питательных веществ, и тем самым, затраты на корм снижаются, а кормление становится более эффективным (Павлов А. В. с соавт., 2003; Белов Л. П., 2008).

Однако научно обоснованная технология применения пробиотических препаратов в современной аквакультуре до настоящего времени не разработана и недостаточно изучен механизм их действия на организм рыб.

Степень разработанности темы. В настоящее время пробиотические препараты (в том числе разработанные в НПФ «Исследовательский центр») широко применяют с профилактической целью в животноводстве. Несмотря на активное развитие рыбоводной отрасли, имеются лишь единичные работы по применению пробиотиков при выращивании рыб. Аквапурин - новый пробиотический препарат. Исследования аквапурина проводились впервые.

Цель и задачи исследования. Цель: Изучение острой и хронической токсичности аквапурина и его действия на физиологические и экстерьерные показатели осетров.

Задачи исследования:

1. определить острую и хроническую токсичность аквапурина на мышах и цыплятах;

2. установить влияние аквапурина на интенсивность роста сеголеток и годовиков 2+ осетра;

3. изучить влияние препарата на экстерьерные показатели осетров;

4. определить влияние аквапурина на физиологический статус организма рыб;

5. установить влияние аквапурина на микробиоценоз осетров и воды в аквариуме.

Научная новизна. Впервые изучена острая и хроническая токсичность пробиотического препарата аквапурин и установлено, что препарат относится к IV классу токсичности. Разработаны и изучены в динамике различные схемы и дозы препарата и впервые определена оптимальная схема и доза применения пробиотика с профилактической целью для сеголеток и годовиков 2+ осетра сибирского. Впервые дано научное обоснование применения препарата в осетроводстве. Определено позитивное влияние препарата и отсутствие побочных отрицательных эффектов на организм сеголеток и годовиков 2+ осетра. Экспериментально установлено, что применение аквапурина в рыбоводстве способствует повышению интенсивности роста сеголеток и годовиков 2+ осетра. При применении препарата сеголеткам в дозе 10 мкл/кг, а годовикам в дозе 20 мкл/кг абсолютная масса сеголеток и годовиков 2+ осетра за опытный период превышает данный показатель аналогов из контроля на 4,8 и 8,8 %, относительный прирост на 15,6 и 26,5%, среднесуточный прирост на 31,4 и 22,6% соответственно. Изучено влияние аквапурина на экстерьерные показатели сеголеток и годовиков 2+ осетра и установлена целесообразность применения препарата для их улучшения и повышения естественной резистентности организма осетра сибирского. Установлено, что аквапурин стабилизирует биохимические показатели крови и обладает детоксикационным действием. Препарат оптимизирует микробиоценоз в организме осетров и воде аквариума.

Теоретическая и практическая значимость работы. Определен класс токсичности препарата аквапурин. Получены новые данные по фармакодинамике гомобиотика на организм осетровых. Результаты исследований могут быть использованы в промышленном рыбоводстве для повышения жизнестойкости и продуктивности рыб. По результатам исследования выпущены «Рекомендации по применению пробиотического препарата Аквапурин на стадии клинических исследований в осетроводстве» рассмотренные и утвержденные на заседании научно-технического совета Научно-производственной фирмы «Исследовательский центр». Протокол № 4 от 07.06.2016 года. Результаты исследований внедрены в учебный процесс в ФГБОУ ВО Новосибирского ГАУ.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Область диссертационных исследований соответствует формуле специальности 06.02.03- Ветеринарная фармакология с токсикологией, а именно п. 3. Исследование фармакологического действия лекарственных веществ на желудочно-кишечный тракт, органы и ткани животных; п. 7. Исследование зависимости фармакологического действия лекарственных средств от их дозы, формы применения и метода введения; п.8 Токсичность лекарственных веществ для животных и характер их побочного действия, разработка показания и противопоказания для применения в ветеринарной практике, а также методов устранения побочных эффектов.

Методология и методы исследования. При проведении исследований использовали стандартные физикальные, микробиологические, зоотехнические и гематологические методы исследований. Полученные данные обрабатывали статистически с использованием стандартной программы Microsoft Excel.

Положения, выносимые на защиту:

 

  • Аквапурин не обладает токсическим эффектом. Препарат безопасен при применении в дозах 45; 75 и 150 мкл/кг. По токсикологической классификации аквапурин относится к IV классу токсичности (малотоксичные препараты).

 

  • Микробиоценоз кишечника и воды в аквариумах сеголеток и годовиков 2+ осетра нормализуется под влиянием аквапурина.

 

  • Препарат оказывает положительное влияние на физиологический статус, экстерьерные показатели и интенсивность роста осетров.

 

Степень достоверности и апробация работы. Достоверность результатов подтверждается большим объемом микробиологических, гематологических, статистических, морфометрических исследований, проведенных с 2014 по 2016 г.

Основные положения диссертационной работы докладывались и обсуждались на:

- внутривузовской конференции по иностранному языку в г. Новосибирске в 2014 году;

- внутривузовской конференции факультета ветеринарной медицины в г. Новосибирске в 2014 году;

- конференции на лучшую научную работу среди студентов, аспирантов и молодых ученых высших учебных заведений Министерства сельского хозяйства России на I, II и III этапе конкурса в г. Новосибирске, Омске и Санкт-Петербурге в 2014 году;

- конференции на лучшую научную работу среди студентов, аспирантов и молодых ученых высших учебных заведений Министерства сельского хозяйства России на I, II и III этапе конкурса в г. Новосибирске и Санкт-Петербурге в 2015 году;

- интеллектуальной игре форсайт в институте экспериментальной ветеринарии Сибири и Дальнего Востока с участием резидентов технопарка Академгородка в г. Новосибирске в 2015 году;

- конкурсе «УМНИК-2015» технопарка Академгородка в г. Новосибирске в 2015 году;

- заседании научно-технического совета ООО НПФ «Исследовательский центр» в наукограде Кольцово в 2015-2016 годах.

Публикация результатов исследований. По теме диссертации опубликовано 9 научных статей, 2- в журналах, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ; 1- в журнале, включенном в единую международную реферативную базу данных Scopus (Indian Journal of Science and Technology).

Структура и объем диссертации. Диссертация включает в себя введение, обзор литературы, собственные исследования, материалы и методы исследования, результаты собственных исследований, обсуждения, выводы, предложения и список использованной литературы. Изложена на 164 страницах. Иллюстрирована 40 таблицами и 14 рисунками. Список литературы состоит из 264 источников, в том числе 51 иностранных авторов.

 

 

1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. История развития пробиотических препаратов и функции нормофлоры. Применение пробиотических препаратов в животноводстве

О. И. Костюкевич с соавт. (2011) утверждал, что все среды организма, контактирующие с окружающей средой, населены по различным литературным данным, от 500 до 5000 видами микроорганизмов, не считая внеклеточные формы жизни (вирусы), грибы и простейших. Благодаря современным возможностям диагностики сегодня стало реальным рассмотреть микрофлору кишечника наиболее детально. V. Mai et al. (2004) писал, что в 1999 г. для современной науки стал доступен совершенно новый метод исследования популяции микроорганизмов кишечника - этот метод получил название секвенирование генов 16S РНК. Ген 16S РНК находится только в геноме прокариот и отсутствует при этом у эукариот и вирусов. Данный ген содержит видоспецифичные участки, которые позволяют определить штамм микроорганизмов. В результате проведенных исследований было выяснено, что 24% полученных последовательностей принадлежат изученным учеными микроорганизмам, и 76% микроорганизмов кишечной флоры более сотни лет не были детально изучены. Полученные знания сделали доступным прогресс в микроэкологии желудочно-кишечного тракта. В результате этого роль микроорганизмов в патогенезе большинства болезней стала очевидной (Ефимов А. Б., 2004; Алымов Ю. В. с соавт., 2009). Ученые заинтересовались изучением терапии направленной на нормализацию микрофлоры макроорганизма. На сегодняшний день опубликовано много работ по изучение описанной терапии, однако большинство исследований требуют наиболее масштабных экспериментов и дальнейшего изучения.

Г. А. Ноздрин с соавт. (2009) в результате многолетних исследований обосновал научную расшифровку термина пробиотики: это стабилизированные культуры микроорганизмов и продукты их ферментации, обладающие свойством оптимизировать кишечные микробиоценозы, подавлять рост и развитие патогенной и условно-патогенной микрофлоры, повышать обменные процессы и защитные реакции организма, активизируя клеточный и гуморальный иммунитет.

Согласно данным О. И. Костюкевич с соавт. (2011) и Е. С. Трифановой с соавт. (2006) различия факторов экологии, таких как питание, генетическая индивидуальность организма вносят обширный вклад в разнообразие микробиоты. Для бактерий свойственна адгезия к рецепторам муцинового слоя (Чарыев А. Б. с соавт., 2014; Трифанова Е. С. соавт., 2004).

По мнению Г. А. Ноздрина с соавт. (2009) И. И. Мечников стал основоположником концепции пробиотиков. Ученый изучал использование микробных культур на практике для борьбы с патогенами. Раньше термином «пробиотик» называли продукты жизнедеятельности одних микроорганизмов, которые приводили к ускорению роста других, затем этот термин начали применять при определении кормовых добавок, позитивно влияющих на микробиоту желудочно-кишечного тракта.

Подробный обзор истории развития пробиотиков в мире был проведен Б. А. Шендеровым с соавт. (1997). В работе четко описана история введения термина «пробиотик» и значение этого определения данное различными научными исследователями.  По мнению авторов, в науку термин был введен в 1965 г. D. M. Lilly и R. H. Stillwell для определения продуктов жизнедеятельности, приводящих к росту и развитию микроорганизмов. В 1970 г. M. Gros, G. Jhielin под термином «пробиотик» определили биологически активные вещества, которые являются устойчивыми культурами симбионтных микроорганизмов или вещества, выделяемые при их ферментативных реакциях, стимулирующие их рост.

Согласно данным Г. А. Ноздрина с соавт. (2009) R. B. Parker в 1974 г. определил термином «пробиотик» препараты, в состав которых входили микроорганизмы и их компоненты, данные препараты приводили к стабилизации микробного пейзажа. Автор описывает, что ученый Дании Т. Riise в 1981 г. применял термин «пробиотик» для описания процесса увеличения числа полезных микроорганизмов в желудочно-кишечном тракте за счёт их введения в большой концентрации в макроорганизм, тем самым стимулируя процесс нормализации микробиоценоза кишечника. R. Fuller в 1989 г. определил пробиотик как полезную пищевую добавку, которая оказывает позитивное влияние на макроорганизм в результате уравновешивания микробного баланса организма. Для M. Vanbelle в 1990 г. термин пробиотик был антонимом антибактериальных препаратов, тогда как G. R. Gibson в 1995 г. называли пробиотиком кормовые добавки оказывающие позитивное действие на макроорганизм с помощью нормализации микробного равновесия кишечника.

Согласно данным Г. А. Ноздрина с соавт. (2009) А. А. Воробьев в 1997 г., изучая вопрос дисбактериозов, применяли термин эубиотики для определения биологических препаратов, полученных из нормофлоры и применяемых с профилактической и лечебной целью; например, препараты на основе лактобактерий, бифидобактерий и др.

Тем не менее, Б. А. Шендеров с соавт. (1997) определи термин эубиотики, как часть пробиотических препаратов, и, по их мнению, применяется этот термин только отечественными исследователями. Б. А. Шендеров с соавт. (1997) утверждает, что пробиотические препараты - это препараты и питательные вещества, которые в своем составе содержат микробные и немикробные вещества, нормализующие функциональную активность микрофлоры, их биохимический синтез позитивно действует на макроорганизм в целом. По мнению Г. А. Ноздрина с соавт. (2009) отсутствие четкого определения препаратов этой группы, по-видимому, можно объяснить недостаточной изученностью их фармакодинамики и тем, что большинство авторов относят пробиотики к кормовым добавкам.

По данным F. Guarner (2008) в 1917 году, задолго до открытия 1-го антибиотика в мире пенициллина, профессор Альфред Ниссле в 1917 г. вывел непатогенный штамм Escherichia coli из фекалий солдата. Данный штамм был абсолютно безопасным и не приводил к серьезному заболеванию энтероколиту во время эпидемии шигеллеза. Непатогенный штамм, изолированный в 1917 г., является редким примером не-БМК пробиотиков. Арни Тисье во время своей исследовательской работы изолировал бифидобактерию и назвал ее Bacillus bifidus communis. Ученый был уверен, что со временем бифидобактерии вытеснят протеолитические микроорганизмы, вызывающие диарею и рекомендовал неонаталам страдающим данной патологией вводить бифидобактерии. В 1965 г. Лилли и Стиллуэлл ввели термин «пробиотик» как антоним антибиотикам, они описали этот термин как факторы микроорганизмов, повышающие рост других микроорганизмов. Рой Фуллер в 1989 г. в своих исследованиях подтвердил острую потребность в пробиотиках и поддержал мнение о позитивном действии препарата на макроорганизм.

По данным Г. А. Ноздрина с соавт. (2005) пробиотики изначально получали из неспорообразующих бактерий, которые при определенных условиях выделяли такие кислоты как масляную, пропионовую и др. В связи с присутствием в нормофлоре теплокровных животных ацидофильной палочки для получения пробиотиков применяли АБК. Автор указывает, что Е. И. Мозгов в 1964 г. для улучшения фармакологической активности препаратов и обогащения полезными биологически активными веществами - витаминами группы В в АБК добавил пропионово-кислые бактерии, это привело к повышению позитивного действия препарата на макроорганизм и повысило сферу применения пробиотиков. При применении АБК и ПАБК у животных улучшались показатели резистентности, происходила нормализация процессов пищеварения и всасывания питательных веществ, за счет чего скорость обменных процессов повышалась, что приводило к активному росту и развитию молодняка, позитивно действовало на беременных животных.

Е. Д. Шинкаревич с соавт. (2008) указывал, что в 60-е годы в отечественном сельском хозяйстве наиболее часто использовали жидкие формы пробиотиков, изготовление которых производилось непосредственно в хозяйствах и лабораториях. При этом специалисты сталкивались с некоторыми проблемами: такие препараты было неудобно хранить и транспортировать, фармакологическая активность пробиотиков быстро снижалась, что привело к снижению популярности данных препаратов. На сегодняшний день применяются препараты, которые производятся в отдельных лабораториях, однако количество препаратов не соответствует спросу, в связи с этим в некоторых хозяйствах занимаются собственным производством пробиотиков.

Согласно данных Г. А. Ноздрина с соавт. (2005) Г. А. Сафонов в 1992 г. и Х. А. Шубин в 1994 г. начали разрабатывать и применять препараты, основанные на лакто- и бифидобактериях. Подобные пробиотики и сейчас широко применяются с целью нормализации работы пищеварительной системы и стабилизации состояния организма. Г. А. Ноздрин с соавт. (2005) определил, что механизм действия бифидо- и лактобактерий заключается в конкуренции с патогенными микроорганизмами. Это приводит к снижению количества патогенов и образованию нормофлоры, кроме того бифидо- и лактобактерии в процессе жизнедеятельности вырабатывают антибиотические вещества, которые пагубно действуют на условно-патогенную микрофлору. Применение препарата приводит к тому, что микроорганизмы, попадая в макроорганизм, активно синтезируют биологически активные вещества: ферменты и витамины, а также активизируют иммунные силы организма, повышая при этом резистентность к патогенам.

По данным Е. С. Воронина с соавт. (1990) и И. К. Зитаре (1983) в результате получения сухих форм препаратов сфера применения пробиотиков начала активно расширяться, длительность хранения препаратов повысилась. Наиболее высокую эффективность при терапии патологий пищеварительной системы телят показал лакто- и бифидобактерин (твердая лекарственная форма).

По мнению Г. А. Ноздрина (2005) с соавт. следующим и очень важным этапом истории пробиотиков стала разработка комбинированных препаратов. Автор указывает, что В. В. Поспеловой, при культивировании бифидобактерий с ацидофильной палочкой наблюдается позитивное влияние бактерий друг на друга, жизнедеятельность микроорганизмов сохраняется, начинается активное вегетативное размножение микроорганизмов. При применении комбинированных препаратов, состоящих из ацидофильной палочки и бифидобактерий эффективность препарата против Escherichia coli, повышается, в сравнении с применением каждого вида отдельно. Комбинированный препарат обладает эффективным профилактическим действием на патологии желудочно-кишечного тракта. При применении комплексного препарата ацидофильная палочка усиливает накопление бифидобактериями антибиотических веществ. В частности, препараты «Бифилак» и «Бифимол» применяются следующим способом: перед непосредственным введением в организм разводятся теплой водой и применяются за 30-60 мин до выпаивания молозива перорально.

Г. А. Ноздрин с соавт. (2005) указывает, что В. В. Смирнов в 1995 г. из всех видов бактерий для создания пробиотиков выделил бацилл вида Bacillus subtilis, Bacillus pumilus, Bacillus polymyxa. По мнению автора, данные виды являются наиболее перспективными, так как для данных бактерий характерна высокая устойчивость и активность в выработке ферментов. Кроме того, они конкурируют с условно-патогенной микрофлорой. Описанные штаммы содержатся в тканях и организме животных, растений, насекомых.

Г. А. Ноздрин с соавт. (2005) считают, Бактерии Bacillus subtilis наиболее эффективными и перспективными для применения в ветеринарии. Bacillus subtilis обладает высокой степенью антагонизма к условно-патогенной микрофлоре, активно продуцирует биологически активные вещества, повышает резистентность организма - хозяина, улучшает усвояемость кормов, обладает ростостимулирующим действием, является экологически чистым препаратом, все это обуславливает перспективность применения описанного штамма микроорганизмов для разработки новых эффективных препаратов в животноводстве. Кроме того, препараты на основе Bacillus subtilis активно производят антибиотики, которые применяются в современной ветеринарии. При введении препарата внутрь, споры микроорганизмов прорастают, что приводит к размножению бактерий. В связи с повышением численности полезной микрофлоры создаются условия жесткого антагонизма для патогенов, что приводит к снижению количества последних, а в некоторых случаях полному исчезновению. Нормализация микрофлоры желудочно-кишечного тракта приводит к повышению устойчивости макроорганизма к патогенам, кроме того усиливается выработка интерферона. В связи с выработкой бациллами ферментов и витаминов они ускоряют процессы биохимических реакций в организме (Панин А. Н. с соавт., 2006).

Для эффективного применения пробиотиков в рыбоводстве, по мнению W. Chanput et al. (2006), необходимо изучить нормофлору рыб, количественный и качественный состав микроорганизмов.

По данным D. Gal et al. (2007) микрофлора рыб представлена флавобактериями, аэромонадами, псевдомонадами, ахромобактерами, а также микрококками.

О. И. Костюкевич с соавт. (2011) определил основные функции нормофлоры:

1. Защитная функция. Нормофлора обладает антагонизмом к патогенным микроорганизмам, что помогает защитить желудочно-кишечный тракт макроорганизма от патогенов. Нормофлора эффективно конкурирует за питательные вещества, вырабатывает антибиотики и ферменты, которые губительно действуют на рост и развитие патогенов, благодаря активной стимуляции выработки интерферона, а также феномену молекулярной мимикрии нормофлора обладает активной противовирусной защитой.

2. Пищеварительная функция. Микроорганизмы нормализуют работу кишечника, улучшают всасываемость веществ, а также улучшают процессы ферментации, что приводит к максимальной усвояемости питательных веществ. Микробиота толстого отдела кишечника у животных отвечает за расщепление белков, омыление жиров, а также расщепление углеводов, которые не всосались в тонком отделе кишечника. Некоторые питательные вещества, поступающие в организм с пищей, не могут расщепляться без действия кишечной микробиоты, например, целлюлоза метаболизируется только сахаролитической микробиотой.

3. Детоксикационная и антиканцерогенная функция. Нормофлора обладает активным детоксикационным действием, кроме того микроорганизмы дезактивируют процесс образования свободных радикалов, тем самым защищая организм от действия канцерогенов.

4. Синтетическая функция. Микрофлора активно синтезирует в процессе своей жизнедеятельности биологически активные вещества: ферменты, витамины, органические кислоты. За счет синтеза гормонов микробиота нормализует работу внутренних органов и ЦНС.

5. Иммуногенная функция. Согласно современным исследованиям кишечник выполняет огромную роль в иммунной системе организма за счёт лимфоидной ткани слизистой кишечника GALT (gut–associated lymphoid tissue), которая содержит около 80% иммунокомпетентных клеток. Микрофлора обладает иммуностимулирующим действием не только за счёт стимуляции неспецифической резистентности и выработки интерферона, но и с помощью работы GALT. В связи с этим кишечник повышает не только местный иммунитет, но и нормализует общий иммунный статус организма.

6. Генетическая функция. В результате широко известного биологического процесса фагоцитоза между клетками организма-хозяина и бактерий происходит постоянный обмен генетической информацией, в результате чего организм не реагирует на бациллу как на чужеродный агент. Это приводит к тому, что эпителиальные клетки кишечника приобретают новые антигены, это повышает резистентность организма. Также бактерии оказывают позитивное действие на процесс экспрессии генов организма-хозяина.

В современном животноводстве и птицеводстве пробиотические препараты получили широкое распространение. Научно-производственная фирма «Исследовательский центр» разработала препараты серии ветом. Основным действующим веществом пробиотиков являются микроорганизмы рода Bacillus. Микроорганизмы получены из природной среды и эффективно защищают организм от роста и развития условно-патогенной микрофлоры. Применение препаратов серии ветом стабилизирует состав микрофлоры кишечника, повышает прирост животных и птиц, качество получаемой продукции улучшается. При применении препаратов серии ветом повышается резистентность организма к действию болезнетворных агентов, а также усвояемость питательных веществ.

Эффективность применения пробиотиков серии ветом в животноводстве и птицеводстве подтверждена фундаментальными научными исследованиями следующих ученых: Ноздрин Г. А., Леляк А. А., Иванова А. Б., Шевченко А. И., Ноздрин А. Г. и др.

Благодаря эффективной работе ученых удалось рационализировать организацию выращивания молодняка, а также сохранить здоровье животных для дальнейшего воспроизводства. Применение пробиотиков серии ветом позволило уменьшить частоту использования антибиотиков, тем самым снизило риски повышения количества резистентных штаммов патогенных микроорганизмов.

1.2. Интенсивные технологии кормления и содержания рыб

До настоящего времени в аквакультуре актуальной проблемой интенсивного выращивания рыбы является проведение множества исследований для определения оптимальных условий разведения рыб (Ильясов А. Ю., 2002; Горский С. В. с соавт., 2003; Алтуфьев Ю. В., 2006; Kunda M. et al., 2008; Бадрызлова Н. С. с соавт., 2014). Кормление рыб высокопитательными кормами приведет к повышению роста и развития осетров, а также повысит сохранность рыбы (Бахарева А. А. с соавт., 2004; Ponomarev S. V. et al., 2005; Микодина Е. В. с соавт., 2008; Алымов Ю. В. с соавт., 2010-2011).

Условия содержания рыб имеют огромное влияние на развитие экстерьера рыб (Новосадов А. Г., 2005; Пономарев С. В. с соавт., 2009; Туркулова В. Н. с соавт., 2009; Васильева Л. М. с соавт., 2014). По мнению А. Г. Новосадова с соавт. (2005), Е. В. Микодиной с соавт. (2010), Л. М. Васильевой (2013), С. А. Щербатова с соавт. (2014) и Е. В. Моисеевой c соавт. (2015) наиболее важными показателями являются температура воды в аквариуме, содержание кислорода и химический состав воды.

До настоящего времени одной из наиболее популярных технологий выращивания является выращивание рыб в садках (Корзюков Ю. А., 1979; Кончиц В. В., 2008; Васильева Л. М. с соавт., 2009-2010; Blancheton J. P. et al., 2009). По данным H. A. Hong et al. (2015) изучением садковой аквакультуры в 2005 г. занимались 62 страны. В отчетах 25 стран освещены объемы производства рыбы в садках, 37 стран описали технологии и объемы производства рыбы при садковом выращивании. В современном рыбоводстве наиболее часто применяют технологию садкового выращивания рыб при выращивании и разведении наиболее ценных рыб, таких как лососевые, а также некоторых хищных и всеядных (Мухачев И. С. с соавт., 2006; Распопов В. М. с соавт., 2006; Карачаев Р. А., 2009; Павлов А. Д., 2011). Методы выращивания рыбы в садках, применяемые в рыбоводстве достаточно разнообразны (Zhuang P. et al., 2001; Алымов Ю. В. с соавт., 2011; Бурцев И. А., 2013; Кириченко О. И., 2014). В Европе и Америке используется крупномасштабное выращивание рыб в садках, в частности выращивают лососевых и форель (Jones A., 2001; Alexandr M. et al., 2004; Wen Y. et al., 2007). В Азии наиболее распространено небольшое семейное садковое выращивание рыб (Bruch R. M. et al., 2001; Verdegem M. C. J. et al., 2006). Популярность применения системы садкового выращивания связана с множеством положительных факторов, таких как современная экономически выгодная технология выращивания рыб, высокий уровень селекции в аквакультуре, доступность естественных водных ресурсов, увеличение количества заинтересованных инвесторов готовых способствовать развитию рыбоводства (Васильева Л. М., 2000-2013; Воронова А. А, 2005; Климов А. В. с соавт., 2008; Койшибаева С. К., 2015).

По данным S. S. Desilva et al. (2010) в Азии садковое выращивание практикуется в пресных, солоноватых и прибрежных морских водах. Пресноводное садковое выращивание – это очень древняя традиция, которая, как представляется, возникла в ряде стран, расположенных в бассейне реки Меконг. В настоящее время оно встречается во всех пресноводных средах обитания и весьма разнообразно по своей природе. Садковое выращивание в солоноватых и прибрежных водах в Азии совсем недавно стало актуальным, и берет свое начало в Японии (Welsh A. B. et al., 2003; Cardia F. et al., 2007; Novosadova A. V. et al., 2010). По оценкам, более 95% аквакультуры морских рыб ведется в садках. Садковое разведение в открытом море в Азии не является характерным. Садковое выращивание в морских и солоноватых водах в Азии также разнообразно, с различными культивируемыми видами рыб при различной интенсивности выращивания (Kamstra A., 2000; Klovach N. V. et al., 2013). В большинстве стран индивидуальные хозяйства не очень велики, и часто наблюдается объединение аквакультурной деятельности (Williot P. et al., 2001; Подушка С. Б., 2007; Пономарева Е. Н. с соавт., 2012).

В России также достаточно часто применяется выращивание рыбы в садках. Р. А. Карачев с соавт. (2007) проводили исследования, в которых совмещали садковое выращивание с методом совместного выращивания. Термин поликультура применяется в случае, когда совместно содержатся рыбы с разными особенностями питания (Чебанов М. С. с соавт., 2004; Никифоров А. И. с соавт., 2009; Распопов В. М. с соавт., 2009). При применении метода поликультуры, тщательно подходят к подбору рыб разных видов, учитывая питание рыб, чтоб оно было наиболее эффективным (Стадольский И. И. с соавт., 2002; Ходоревская Р. П. с соавт., 2012). Очень важно в поликультуре выделить приоритетный вид рыбы и присоединить к нему добавочные виды, которые повысят эффективность кормления, а также увеличат ассортимент полученной продукции рыбной отрасли. Р. А. Карачаев (2007) с соавт. в своих исследованиях указывают эффективность применения описанного метода при выращивании рыб в пруду. Важной особенностью данного метода является экзогенное внесение кормовой базы, что приводит к питанию рыб, как естественными ресурсами, так и добавляемыми человеком. Таким образом, рацион рыб становится наиболее сбалансированным и разнообразным, что улучшает экстерьер особей, повышает прирост, нормализует обмен веществ рыб. Исследования, направленные на изучение применения метода поликультуры в садках не оправдал себя, ожидаемые результаты повышения прироста, улучшения эффективности кормления не выявлены. Согласно полученным данным автор приходит к выводу, что применение поликультуры оправдано в прудовом рыбоводстве.

В работе Е. В. Ганжа с соавт. (2012) раскрываются методы биотехнологии в современном рыбоводстве. С помощью предложенных технологий могут меняться физиологические особенности и индивидуальные свойства рыб. К этим методам относят: селекционные методы, особый вид партеногенеза - гиногенез, появление полиплоидных культур. Применение перечисленных технологий поможет решить проблему получения высококачественных питательных продуктов, повысит объем получаемой рыбной продукции. В современной ихтиологии получил особое распространение новейший метод получения продуктов питания – трансгенез (Пономарев С. В. с соавт., 2001; Воронова Г. П. с соавт., 2005; Vymaza L. V., 2011; Антонов А. А. с соавт., 2015). Однако, к сожалению, продукция, полученная трансгенезом, является генетически модифицированной, соответственно последствия применения полученного сырья могут быть непредвиденными, генетически-модифицированные продукты могут привести к изменению генетического материала донора (Keshavanath P. et al., 2002; Ganza E. et al., 2009; Hafezieh M. et al., 2009). Применение полученного сырья в питании рыб также может негативно повлиять на физиологические свойства организма.

В современной аквакультуре по данным В. Н. Кошелева с соавт. (2007), M. C. J. Verdegem et al. (2009), Л. М. Васильевой (2010), H. Roel et al. (2011) и Ю. В. Алымова с соавт. (2013) наиболее приемлемым является метод формирования осетровых рыб из икры. На следующем этапе формируются взрослые особи, которые вновь образуют икру для выращивания новых стад (Казарникова А. В. с соавт., 2005; Кочниц В. В. с соавт., 2005; Артюхин Е. Н., 2008; Васильева Л. М., 2011). Впервые этот метод был применен А. А. Поповой в 2007 г. в рыбных хозяйствах Нижнего Поволжья. Большой вклад в описание и применения метода внес И. И. Смолянов. Наиболее популярным этот метод стал в результате одомашнивания диких производителей осетровых, отловленных в естественных водоемах.

Л. М. Васильева с соавт. (2000), М. А. Митрофанова с соавт. (2005), Е. Н. Пономарева с соавт. (2005) и Ю. В. Алымов с соавт. (2013), отмечают, что независимо от выбора метода селекции осетровых их содержание и выращивание происходит в условиях сильно отличающихся от естественных, режим кормления и рацион питания также имеет свои отличия. В большинстве случаев при выращивании осетров применяют готовые сбалансированные рационы, однако они являются искусственными, рыбы не могут сами выбирать питательные компоненты рациона (Albrektsen S et al., 1988; Остроумова И. Н., 2001; Гамыгин Е. А. с соавт., 2005; Никитина Т. А., 2006; Фрнекель С. Э., 2011). Кроме того, немаловажным фактором, влияющим на выбор рациона, является его стоимость, что может отрицательно сказываться на питании рыб (Пономарев С. В. с соавт., 2004; Бубунец Э. В. с соавт., 2010; Gal D. et al. 2011).

В результате исследований, проведенных Садлером Д.-А. А. с соавт. (2010) было выяснено, что сбалансированность рациона в первую очередь влияет на физиологические показатели русского осетра, изменяются показатели общего анализа крови, в частности СОЭ, и показатель гемоглобина. Исследования были проведены авторами на разных возрастных группах, влияние кормления на физиологические показатели русского осетра сохранялись. Соответственно, при формировании здорового стада осетров разных возрастов с нормальными физиологическими и генетическими показателями в искусственных условиях, очень важно применять сбалансированные рационы высокого качества, а подбор наиболее приемлемых рационов требует разносторонних исследований (Пономарев С. В. с соавт., 2002-2005; Asaduzzaman M. et al., 2008; Васильева Л. М. с соавт., 2014).

В работе Ю. В. Алымов с соавт. (2013) исследовали влияние кормления на основные физиологические и экстерьерные показатели осетровых. По полученным данным несбалансированный рацион, несоответствующие зоогигиеническим нормам условия содержания рыб оказывали прямое влияние на репродуктивную функцию осетров. Для определения влияния рациона на репродуктивный тракт осетров авторы изучали российский корм для осетровых «Aquarex», импортные аналоги «Coppens» и «Aller aqua», и естественный корм, которым рыбы питаются в естественных водоемах. В результате исследований наиболее высокие показатели продукции икры наблюдались при применении российского корма «Aquarex».

Влияние условий содержания и кормления рыб на экстерьерные показатели, абсолютную массу прирост рыб изучали С. В. Пономарев с соавт. (2009). Опыт проводили в различных водоемах: в бассейнах УЗВ и бассейнах циркулирующего водообеспечения. Плотность посадки рыб различалась, в некоторых водоемах содержалось большее количество особей, в некоторых меньшее. Эксперимент проводили на рыбах, относящихся к разным возрастным группам. Опыт был проведен на особях русского осетра и на гибридах белуги и стерляди. Кормление осуществлялось в соответствии с инструкцией кормами фирмы «Аller Аqua» и «Sturgeon Grower». В результате проведенных исследований было выяснено, что выбранные виды рыб обладают высокими генетически закрепленными адаптивными возможностями. Русский осетр и гибрид белуги и стерляди независимо от условий содержания и питания обладали высокой скоростью роста, однако учитывая, что количество высокопитательных кормовых рационов соответствовало потребностям рыб, наиболее высокое влияние на экстерьерные показатели рыб оказывали температура воды и сбалансированность рациона. При температуре ниже 15°С обменные процессы в организме рыб замедлялись, что приводило к снижению прироста рыб, при температуре ниже 10 °С рост и развитие практически прекращалось. Также явно на скорость развития рыб влияло кормление, при применении рационов с низким содержанием белка экстерьерные показатели ухудшались, прирост снижался.

Е. Н. Пономарева с соавт. (2002), Л. А. Куцко (2003), Ю. Н. Грозеску с соавт. (2004), М. А. Щербина с соавт. (2006) и Л. Г. Горковенко с соавт. (2011) считают, что на сегодняшней день в рыбной отрасли наиболее остро стоит экономический вопрос, товарное рыбоводство должно обеспечить население высокопитательной продукцией в ближайшее время.

Таким образом, в рыбоводстве необходимо применять сбалансированные высокоэнергетические рационы, которые поддерживают высокую скорость обменных процессов в организме рыб (Пономарева Е. Н. с соавт., 2005; Фрэнкель С. Э., 2008; Кражан С. А. с соавт., 2011; Садлер Д. –А. А. с соавт., 2011). При разработке кормов очень важно учитывать особенности пищеварения рыб, а также их потребности. В современном осетроводстве актуальной является проблема применения биологически активных веществ, обладающих каталитическим действием на скорость обменных процессов, повышающих усвояемость кормов, нормализующих общее состояние рыб (Калайда М. Л., 2001; Минияров Ф. Т., 2001; Загребина О. Н., 2009; Френкель С. Э., 2009; Егоров Е. В. с соавт., 2014).

По мнению И. В. Бурлаченко с соавт. (2008) готовые рационы для рыб очень далеки от естественного корма, многие компоненты корма являются абсолютно новыми для рыб на искусственном кормлении, в естественных условиях рыбы не применяют данные компоненты в пищу. Наиболее часто готовые рационы рыб содержат в себе компоненты рыбной отрасли, сельского хозяйства, химически синтезированные вещества. Наибольшее отрицательное влияние на организм рыб оказывают вещества различного генеза, с которыми рыбы не встречаются в естественных условиях, они накапливаются в организме рыб и могут оказывать негативное действие на их физиологический статус (Кокоза А. А., 2004; Бурлаченко И. В., 2007; Кокоза А. А. с соавт., 2009; Васильева Л. М. с соавт., 2010). В природных водоемах рыбы могут выбирать питательные компоненты, соответственно, количество контаминантов в их рационе гораздо ниже, чем при применении комбикормов (Beer K., 2001; Кошелев В. Н., 2010; Васильева Л. М., 2011). При выращивании рыб на рыбных заводах кормление их неразнообразно и полностью зависит от человека. Рационы рыб составляются по основным правилам кормления и соответствуют суточной потребности особей, основные компоненты питания получены из сырья растительного и животного происхождения. Корма в рыбоводстве балансируют по всем необходимым веществам: по белкам, жирам, углеводам, микро- и макроэлементам, витаминам. Корма, основанные на компонентах органического происхождения, активно участвуют в процессе обмена веществ, стимулируют рост и развитие рыб, обеспечивают функциональную активность всего организма (Карпюк М. И. с соавт., 2006; Васильева Л. М., 2009; Coad B. W., 2009; Брайнбалле Я., 2010).

Согласно данным Ю. В. Сергеевой с соавт. (2005) в современных рационах рыб наиболее часто применяют компоненты рыбной отрасли: рыбий жир и рыбную муку. Однако на сегодняшний день остро стоит вопрос о себестоимости рационов, рыбная мука достаточно дорогостоящее сырье, а рыбий жир дефицитен, и качество его может быть достаточно низким. Поэтому часто дорогостоящее сырье заменяют аналогичным, но более низкого качества, питательные свойства аналогов оставляют желать лучшего (Головин П. П., 2000; Blancheton J. P., 2002; Васильева Л. М. с соавт., 2012). По мнению авторов, в связи с ранее перечисленными проблемами необходима срочная разработка нового сырья высокого качества, которое может заменить рыбий жир, чтобы при этом липидный обмен рыб не пострадал. Ю. В. Сергеева с соавт. (2005) считает, что применение рационов полученных при переработке крабов является наиболее эффективным. При применении крабового сырья повышаются физиологические и экстерьерные показатели осетровых, при том что себестоимость сырья доступна, усвояемость крабовой муки и крабового жира достаточно высока. Результаты проведенных опытов позволили установить, что применение сырья, полученного от крабов, улучшают физиологические показатели, повышают прирост осетров, улучшают качество продукции. Таким образом, применение крабовой муки и крабового жира является альтернативным источником необходимых питательных веществ при кормлении осетров.

Л. В. Веснина с соавт. (2011) изучали роль жаброногого рачка артемии в качестве высокобелковой подкормки при кормлении стандартными комбикормами. Авторы сообщают, что цисты рачка рода артемия отличаются высоким и стабильным содержанием белка, питательных веществ: незаменимых жирных кислот, аминокислот, ферментов, витаминов, микро- и макроэлементов, незаменимых аминокислот, гормонов, каротиноидов. Артемия обладает высокой скоростью роста и размножения. Науплиусы этого рачка - доступный корм для личинок и мальков рыб и других представителей аквакультуры, их размер 0,4 мм. Все это позволяет цистам артемии стать ценным биоресурсом, представляющим коммерческий интерес. Добыча (вылов) цист из естественных водоемов производится на соляных озерах Алтайского края разной эколого-экономической значимости. За границей артемию успешно применяют для проращивания личинок различных представителей аквакультуры (Azim M. et al., 2001; Bosma R. H. et al., 2011; Abrosimova N. et al., 2014).

Учитывая, что в рыбоводстве очень актуален вопрос стоимости сбалансированных рационов для рыб. Е. А. Гамыгин с соавт. (2012) предлагают кормовую добавку из продуктов переработки рыбной отрасли. Авторы проводили исследования на нескольких видах рыб: на карповых, форелевых и соме. Согласно полученным данным, кормление карповых продуктами переработки рыбной отрасли в прудовом рыбоводстве не дали ухудшения рыбоводческих, экстерьерных и биологических свойств рыб. Эксперимент проводился в промышленном прудовом рыбоводстве на карпах в течение 3-х лет с 2009 по 2011 гг. В результате полученных данных доказана высокая питательная ценность применения описанного сырья. Кормление карпов исследуемыми рационами улучшало экстерьерные показатели рыб, их физиологические показатели и сохранность.

В настоящее время гидролизат активно применяют в составе российских кормовых добавок «Абиопептид» и «Ферропептид». И. А. Китаев с соавт. (2015) занимались изучением действия гидролизата соевого белка при кормлении осетров в условиях закрытого водообеспечения. Авторы исследовали действие гидролизата при добавлении в рацион ленского осетра при садковом выращивании, причем садки устанавливали в естественных водоемах. Согласно полученным данным, добавки, имеющие в своем составе гидролизат соевого белка, оказывали позитивное влияние на продуктивность рыб: экономические затраты снизились, приросты повысились, экстерьерные показатели рыб улучшились.

В. Г. Чипинов с соавт. (2012) подбирали наиболее подходящий рацион для кормления гибрида стерляди и белуги. В опытах ими использовались 3 основных рациона, произведенных в Европе: фирм «Coppens», «Aller Aqua» и «Skretting». Корма этих фирм наиболее часто применяются при кормлении осетровых в России. Популярность применения европейских рационов связана с высоким качеством кормов, рационы этих марок полностью сбалансированы по всем необходимым веществам: белкам, жирам углеводам, микроэлементам, витаминам; кроме того, имеют широкую линию для кормления рыб разных возрастных групп. Тем более что комбикорма для сеголеток наиболее калорийны и содержат больше микро- и макроэлементов в связи с активным ростом рыб этой возрастной группы, в то время как комбикорма для годовиков несут в себе меньшую питательную нагрузку. Авторами наиболее высокие результаты были выявлены при применении комбикорма фирмы «Coppens», среднесуточный прирост рыб в этой группе составил 7,75 г в сутки. Рыбы опытной группы, кормление которых осуществлялось рационом «Aller Aqua», также имели высокий показатель среднесуточного прироста, который равнялся 6,75 г. Хорошие результаты были достигнуты при применении комбикорма фирмы Skretting, среднесуточный прирост составил 5,25 г в сутки.

Для исследования корма «Aller Aqua» С. Б. Васина с соавт. (2015) провели эксперименты на форелевых. Для опыта были взяты мальки радужной и янтарной форели. Изучаемые виды рыб достаточно близки по физиологическим и анатомическим свойствам, но при этом имеют и различия (Brune D. E. 2003; Нефедоров С. А. с соавт., 2009; Померанцев А. Д., 2010). Для радужной форели характерна высокая выживаемость и приспособляемость к изменениям окружающей среды, однако указанные показатели у янтарной форели гораздо ниже. В связи с этим при кормлении рыб 2-х разных видов одним комбикормом экстерьерные показатели и прирост мальков радужной форели оказался значительно выше. Авторы изучали влияние корма, как на прирост, так и на абсолютную массу и длину тела рыб. По всем этим показателям мальки радужной форели превышали мальков янтарной форели. Таким образом, исходя из полученных данных, авторы отмечали высокие показатели экстерьера, прироста и массы рыб при кормлении мальков комбикормом «Aller Aqua». Однако, фенотипические особенности рыб, закрепленные генетически, проявлялись независимо от рациона рыб.

С целью подбора наиболее подходящего рациона для кормления русского осетра О. В. Деханова с соавт. (2014) провели эксперименты. Условия содержания рыб соответствовали зоогигиеническим нормам, рыбы содержались в бассейнах, оснащенных фильтрами при применении закрытого водообеспечения. Контрольную группу рыб русского осетра кормили комбикормами «Efico Sigma», рыб опытной группы экспериментальным кормом отечественного производства. Ежедневно за 40 минут до кормления и после - измеряли параметры воды, а также проводили водообмен и чистку фильтров. Кормление рыб русского осетра проводили вручную, 4 раза в сутки равными порциями. Норма кормления составляла 1,8% от биомассы рыбы в сутки. Измерения длины и массы рыб через 10 дней показали, что прирост молоди, которую кормили «Efico Sigma» составил 665,0 г, а прирост рыб опытной группы, которых кормили экспериментальным комбикормом, составил 430,0 г. Дальнейшие измерения указывали на более значительную разницу в приросте. Однако при использовании экспериментального корма наблюдалось ухудшение качества воды и повышалось органическое загрязнение, о чем свидетельствовало появление обильной пены в биологическом фильтре. Выращиваемая рыба имела нормальные экстерьерные показатели, была активна, хорошо брала корм. В эксперименте были проведены морфологические исследования. Забор крови осуществлялся у рыб из хвостовой вены прижизненно. Для изучения действия корма на физиологию рыб определяли показатели гемоглобина, гематокрита и количество красных клеток. Анализ крови выращиваемых рыб не выявил влияние различных кормов на величины морфологических показателей. Следовательно, исследования, выполненные авторами, позволили установить, что комбикорм несколько уступает по эффективности европейскому комбикорму. Тем не менее, разница нивелируется стоимостью комбикормов.

При выращивании рыб немаловажным является не только применение высоко сбалансированного рациона, но и недопущение окисления и контаминации кормов микроорганизмами (Пономарев С. В. с соавт., 2007; Алымов Ю. В. с соавт., 2011). В частности, К. С. Абросимова с соавт. (2004-2014) , А. И Николаев с соавт. (2006); Z. Adamek et al. (2009), и А. К. Богерук с соавт. (2010) обращается к проблеме алиментарных токсикозов и заболеваний, вызванных комбикормами, высоко контаминированными микроорганизмами (бактериями, микроскопическими грибами, дрожжами) или содержащими продукты их жизнедеятельности – токсины (Речинский В. В., 2003; Шишанова Е. И. с соавт., 2008; Пономарева Е. Н. с соавт., 2014). В процессе хранения комбикормов или других продуктов рыбной отрасли, особенно жиросодержащих веществ органического, в том числе животного происхождения (мясная, мясокостная и рыбная мука, сухое молоко), происходят химические реакции жиров с образованием токсичных продуктов - перекисей, альдегидов, кетонов и др. (Волкова А. Ю., 2006; Микодина Е. В. с соавт., 2006; Лозовский А. Р., 2008; Кошелев В. Н. с соавт., 2009). При кормлении рыб комбикормами с окисленными жирами у них нарушается координация движения, наблюдаются конвульсии и гибель (Головина Н. А. с соавт., 2003; Лагуткина Л. Ю. с соавт., 2010; Металлов Г. Ф. с соавт., 2010). Для предохранения жиров от порчи в корма вводят различные естественные и синтетические антиоксиданты и антиокислители (Металлов Г. Ф. с соавт., 2007; Кольман Р. С соавт., 2013; Извергин Л. В., 2011). Введение антиоксидантов в корма требует четкости нормирования, так как их избыток нарушает динамическое равновесие свободно радикального окисления в организме рыб, что приводит к снижению скорости роста, антиоксидантной защиты и резистентности организма (Головина Н. А., 1996; Матишов Г. Г. с соавт., 2014). Патологические процессы усугубляются при скармливании кормов с окисленными жирами, обсемененных бактериями и грибами, и содержащих различные токсические вещества. У таких рыб, прежде всего, поражается печень. При скармливании рыбам кормов, зараженных плесневыми грибами, у них развиваются микотоксикозы (Жилкин А. А., 2000; Егоров Е. В. с соавт., 2011; Новосадов А. Г, 2011). Микотоксины, как правило, оказывают иммунодепрессивное действие, подавляя естественную резистентность рыб (Дергалева Ж. Т. с соавт., 2004; Рыжков Л. П. с соавт., 2011). К алиментарным токсикозам относятся патологии, возникающие в результате попадания в рацион растительных токсинов. К таковым относятся хлопчатниковый жмых, содержащий госсипол, жмыхи и шроты из семян клещевины, содержащие токсальбумин и алкалоид рицина. При интенсивных технологиях выращивания рыб, где используются корма с высоким содержанием белков животного и микробиального синтеза, наиболее часто встречаются заболевания, вызванные кормами, зараженными микроорганизмами (Новоженин В. В. с соавт, 2009; Садлер Д.- А. А. с соавт., 2012; Щерабатов С. А. с соавт., 2014).

1.3. Применение пробиотиков в рыбоводстве для

активации роста и повышения сохранности рыб

Для профилактики заболеваний в рыбоводстве часто применяют антибиотические препараты, которые обладают свойством накапливаться в мышечной ткани рыб. При этом снижается качество рыбной продукции, и она представляет опасность для человека. В последнее время в рыбоводстве вместо антибиотиков стали применять пробиотики.

Д. В. Артеменков с соавт. (2011) определяли фармакологическую эффективность применения пробиотика «Субтилис». Пробиотик «Субтилис» представляет собой микробную массу живых природных штаммов микроорганизмов Bacillus subtilis, Bacillus licheniformis – содержит 109 KOE в 1 г препарата. Исследования авторы проводили на клариевом соме в условиях замкнутого водообеспечения. Длительность опыта составила 90 суток. Для проведения эксперимента были созданы 3 опытных и 1 контрольная группы рыб по 45 голов в каждой, начальная абсолютная масса рыб была равна 2,5 г. Кормление рыб осуществлялось готовым рационом АК-2ФП. Доза введения пробиотика по 1-3-й опытным группам составила 0,5; 1,5 и 3,0 г на кг массы рыб. Для определения эффективности применения пробиотика в течение опытного периода проводили контрольное взвешивание рыб, забор сыворотки крови на биохимический анализ. Согласно полученным данным при применении препарата абсолютная масса рыб 1-3-й опытных групп значительно превышала аналогов из контроля, на 6,68; 11,98 и 15,48% соответственно. Авторы объясняют повышение абсолютной массы в опытных группах благоприятным действием препарата на рост рыб. При исследовании влияния препарата «Субтилис» на индексы экстерьера рыб наблюдались незначительные различия опытных групп и контроля на 1-3%. Авторы объясняют полученные результаты тем, что препарат практически не оказывает влияния на экстерьер сомов. По индексу длины тела, индексу высоты и ширины, а также по коэффициенту упитанности есть незначительные различия опытных групп с контролем, однако закономерность изменений не выявлена. Для изучения действия препарата на физиологические процессы в организме рыб определяли также концентрацию белка в сыворотке крови сомов. Согласно полученным данным уровень концентрации белка в сыворотке крови опытных групп значительно превышал аналогов из контроля. Авторы предполагают, что полученные данные связаны с повышением скорости биохимических реакции при применении пробиотика в связи с активной каталитической функцией препарата. При изучении морфологии органов рыб опытных и контрольной групп установлено, что печень и селезенка рыб были больше развиты у сомов опытных групп в сравнении с контролем. Авторы связывают высокую концентрацию белков в сыворотке крови с наибольшей организацией печени и селезенки у рыб контрольной группы, именно эти органы активно выполняют функцию синтеза белков. Концентрация альбумина у рыб опытных групп была также выше аналогов из контроля. Альбумин выполняет в организме множество функций, важная из которых связывание активных веществ и их транспорт до места их локации, альбумин также выполняет защитную функцию за счёт связывания токсических веществ приносящих большой вред организму. Концентрация АЛТ у рыб опытных групп была ниже, чем у аналогов из контроля. Это указывало на активную детоксикационную функцию исследуемого препарата. При повышении концентрации АЛТ в сыворотке крови, чаще всего предполагается нарушение работы внутренних органов, в основном печени, низкие показатели АЛТ в сыворотке крови указывали на позитивное действие препарата на организм рыб. Согласно полученным данным авторы отмечают повышение процессов катаболизма и анаболизма, и скорости обменных процессов у опытных групп рыб. При исследовании действия препарата на углеводный обмен отмечено превышение концентрации глюкозы и амилазы у рыб опытных групп в сравнении с контролем. Авторы объясняют полученные данные активным ферментативным действием препарата, в результате чего происходит активное расщепление сложных углеводов и их всасывание в кровь. В результате проведенных исследований доказана высокая эффективность пробиотического препарата «Субтилис» при выращивании сомов.

Влияние действия препарата «Полимиксобактерин» на продуктивность в прудовом рыбоводстве изучали А. В. Базаева с соавт. (2011). Препарат представляет собой бактериальное удобрение на основе Рaenibacillus polymyxa KB. «Полимиксобактерин» является разработкой Института микробиологии НААН. Микроорганизмы, входящие в состав препарата, активно образуют органические активные вещества, которые повышают скорость растворения фосфорных соединений. Исследования проводили на карповых и на белом толстолобике. «Полимиксобактерин» в опытные пруды вносили по ложу и по поверхности водного зеркала на 1 га площади пруда, что составляло 0,5-7,5*102 КОЕ бактерий Рaenibacillus polymyxa в 1 мл воды. Гидрохимические, гидробиологические и рыбоводные исследования проводили согласно общепринятым методам. Согласно полученным данным продуктивность рыб при применении препарата у опытных групп карпа превышала аналогов из контроля на 3,9%; по белому толстолобику на 34,1% соответственно. При исследовании действия удобрения на рыбопродуктивность белого амура также наблюдалась положительная динамика. По исследуемому виду рыбы опытная группа превышала аналогов из контроля на 5,5%. При изучении общей рыбопродуктивности опытная группа рыб превышала контроль на 7,3%. Таким образом, согласно полученным авторами данным, применение изучаемого препарата оказалось эффективным и значительно повышало рыбопродуктивность в прудовом рыбоводстве, что позволяет применение фосформобилизирующего препарата.

В экспериментах, выполненных на осетрах, А. Д. Жандалгарова с соавт. (2014) отмечает, что пробиотические препараты выполняют детоксикационную функцию путем адсорбции при токсическом эффекте экзогенных факторов. Опыты проводились в период 2012–2014 гг. В качестве объектов исследований использовали сеголеток русского осетра. Рыб выращивали в стеклопластиковых бассейнах с закругленными углами, объемом 0,8 м3 с постоянной проточностью. Плотность посадки сеголеток русского осетра устанавливали в зависимости от массы выращиваемой рыбы. Из поступающей в бассейны воды предварительно удалили хлор и избыток азота, вода также постоянно аэрировалась. Температура воды колебалась от 19,4 до 22,2°С. Содержание кислорода не опускалось ниже 5 мг/л.  В основу стандартной схемы ихтиотоксикологического эксперимента был положен острый опыт, который проводился для предварительной оценки степени токсичности исследуемого вещества. Оценка токсичности осуществлялась методом рыбной пробы. Показателем служила гибель подопытных рыб. Продолжительность опыта составила 90 минут. После воздействия на рыб поверхностно- активными веществами в бассейн с 1-й опытной группой был добавлен пробиотик Bacillus subtilis «В-1895» на основе энтеросорбента, во 2-ю опытную группу – пробиотик Bacillus subtilis «В-1895» в виде биопленки.  В контрольный бассейн пробиотический препарат не добавлялся. Согласно методике опыта, всем рыбам в бассейн применяли токсины, после чего 1-й опытной группе внесли пробиотик с сорбентом, 2-й опытной группе применили пробиотик, в контрольной группе рыбам ничего не применяли. Положительный эффект получен при внесении пробиотика с бактериями, иммобилизованными на энтеросорбенте, выживаемость составила 100%. По истечении 20 минут после внесения пробиотика рыбы начали активно дышать, восстанавливался рефлекс равновесия и способность нормального плавания, а через час патологических изменений в состоянии и поведении рыб не наблюдалось. Обратимость отравления связана с тем, что в качестве сорбента в пробиотическом препарате использовался комплекс активированного угля и оксида алюминия, способствующий к сорбции из воды токсических веществ, в данном случае фосфатов, входящих в состав стирального порошка. Среди рыб группы контроля в течение 1,5 часов воздействия ПАВ наблюдался летальный исход 80% рыб. За время проведения эксперимента было выявлено, что при воздействии на рыб токсическими веществами, наиболее высокие результаты наблюдались при добавлении пробиотика на основе энтеросорбента, обладающего выраженными сорбционными свойствами, способностью фиксировать и выводить из кишечника бактерии, токсины и аллергены. Главное преимущество пробиотика заключается в поглощении токсических веществ, попадающих в пищеварительный тракт извне.

Е. А. Котова с соавт. (2013) проводила исследование пробиотических препаратов на молоди русского осетра. Объектом исследования стали препараты «Пролам», «Моноспорин» и «Бацелл». «Пролам» - это жидкий препарат, который состоит из микробной массы микроорганизмов Lactobacillus delbrueckii subsp. bulgaricus, Lactobacillus acidophilus 43c, Lactococcus lactis subsp. lactis 574, Lactococcus lactis subsp. lactis 1704-5, Bifidobacterium animalis 83, воды, молока, мелассы свекловичной. Пробиотик «Моноспорин» - лекарственная жидкость с широким спектром действия. Основа - споровая форма Bacillus subtilis. В состав препарата так же входят меласса свекловичная, соевый гидролизат, вода. «Бацелл» состоит из микробной массы спорообразующих бактерий Bacillus subtilis, ацидофильных бактерий Lactobacillus acidophilus и микроорганизма Ruminococcus albus; шрота подсолнечного, либо продуктов переработки зерновых или бобовых культур. Исследования проводили в аквариумах в условиях лаборатории. Изучалось влияние препарата на сохранность икры осетров. Обработку икры осуществляли однократно препаратами 0,1% «Моноспорин» + 0,3% «Пролам» перед инкубацией. После обработки икру инкубировали в течение 12 дней. Активный рост личинок до 3,5 г длился в течение 30 суток. Длительность эксперимента составила 30 дней. Согласно полученным данным сохранность рыб при применении обработки изучаемыми препаратами была выше на 3% по сравнению с личинками опытной группы. Результаты опыта доказывают позитивное действие препаратов на сохранность рыб. При изучении качества получаемого продукта при применении пробиотиков определено, что у рыб опытных групп уровень белка и жира по сравнению с контролем выше на 0,1-0,9 и 0,2-1,5% соответственно. При изучении экономической эффективности применения препаратов установлена положительная динамика. В дальнейшем, при изучении действия смеси пробиотических препаратов на организм карповых также выявлена высокая эффективность, повышение сохранности рыб на 2-5%, улучшение экстерьерных показателей опытных групп в сравнении с контролем.

В исследованиях Х. Аламдари с соавт. (2013) изучалось влияние пробиотиков на сохранность рыб. Эксперименты проводились на личинках и взрослых особях осетровых, применялась пробиотическая добавка «Бацелл». «Бацелл» состоит из микробной массы спорообразующих бактерий Bacillus subtilis 945 (В-5225), ацидофильных бактерий Lactobacillus acidophilus L917 (В-4625), Ruminococcus albus 37 (B-4292). В 1 г пробиотической добавки содержится не менее 1 × 108 КОЕ бактерий каждого вида. Пробиотическая добавка «Бацелл» вводилась в комбикорм рыбы из расчета 0,2% от массы сухого комбикорма. Для опытного варианта комбикорма изготавливали в лабораторных условиях методом влажного прессования с последующей сушкой. Эффективность применения изучаемого препарата на личиночной стадии развития рыб показала высокие результаты. Согласно полученным данным применение препарата «Бацелл» активно повышало сохранность личинок. Автор считает, что эффективность применения препарата объясняется высокой детоксикационной функцией препарата. Механизм сорбирующего действия пробиотиков разнообразен, автор описывает механизм прямой фиксации токсических веществ, выделяемых в процессе жизнедеятельности макроорганизма. Полученные данные указывают, что применение препарата в личиночной стадии рыб оправдано и приводит к высоким результатам сохранности рыб. По мнению автора, применение препарата при кормлении взрослых особей улучшит физиологические показатели рыб.

Эффективность применения препарата «Субтилис» на личинках осетров изучали Ю. Н. Грозеску с соавторами (2009). «Субтилис» состоит из микробной массы спорообразующих бактерий Bacillus subtilis (ВКМ В-2250), Bacillus subtilis (ВКМ В-2287) и Bacillus licheniformis (ВКМ В-2252). В 1 г пробиотической добавки содержится не менее 1 × 109 КОЕ бактерий. Длительность эксперимента составила 14 суток, исследование проводили в условиях лаборатории. По принципу аналогов были сформированы группы русского осетра массой 60 мг и стерляди массой 40 мг. Кормление рыб осуществляли по следующей схеме: в течение 10 (вариант 1), 20 (вариант 2), 30 (вариант 3), 40 (вариант 4) суток выращивания использовали комбикорм с пробиотиком, далее – комбикорм без пробиотического препарата; в 5 варианте на протяжении всего периода выращивания осуществляли кормление опытным комбикормом, в качестве контроля использовали комбикорм без пробиотического препарата. Согласно полученным данным препарат «Субтилис» не оказывал положительного действия на сохранность личинок. У личинок опытных групп отход был на 15% выше, чем у аналогов из контроля. Следующим этапом эксперимента было изучение действия препарата при применении его в составе рациона с гидролизатом. Согласно полученным данным применение пробиотика в составе основного рациона повышало выживаемость молоди личинок осетров. У рыб опытных групп сохранность превышала аналогов из контроля на 5-6%, по абсолютному приросту на 6%. Экономическая эффективность применения препарата повышалась в опытных группах. При изучении действия препарата в условиях производства на личинках севрюги авторами были получены хорошие результаты. Согласно анализа показателей, уровень жизнестойкости личинок опытных групп превышал контроль на 5-10%, при этом наблюдалась прямая зависимость от длительности применения препарата. Наиболее высокие показатели наблюдались у личинок, получавших препарат в течение всего периода опыта.

Действие растительного концентрата, содержащего в себе пробиотик, на осетровых исследовали С. В. Пономарев с соавт. (2010). Пробиотик «Ферм-КМ»- это комплексный продукт, содержащий фиточастицы-микросорбенты, живые клетки бацилл: штаммы Bacillus subtilis (три штамма), Bacillus licheniformis, комплекс молочнокислых бактерий и продукты их метаболизма - набор важнейших ферментов - целлюлазу, эндоглюканазу, амилазу, протеазу, липазу, органические кислоты, биологически активные вещества, витамины и аминокислоты. Авторы проводили опыт в стеклянных квадратных бассейнах размером 1х1 м. На первом этапе исследования определялась оптимальная доза препарата, которая может быть введена в рацион рыб. При изучении действия препарата на стербела было определено, что наиболее эффективно использовать концентрат в количестве 15% от объема комбикорма. При повышении препарата до 20-30% отмечалось снижение темпа роста рыб, экономическая эффективность снижалась по сравнению с рыбами, получающими препарат в объеме 15% от общего количества комбикорма. После определения наиболее эффективной дозы концентрата авторы провели исследования по подбору наиболее эффективной дозы пробиотика. Опытным группам рыб препарат задавали в дозах 0,5 кг/т, 1 кг/т и 2 кг/т. Наиболее эффективным оказался препарат в дозе 2 кг/т комбикорма. Согласно полученным данным при применении препарата в заданной дозе прирост рыб существенно повышался, экономическая эффективность применения препарата возрастала, выживаемость рыб всех опытных групп составила 100% и превысила аналогов из контроля. Авторы объясняют полученные результаты высокой эффективностью препарата, а механизм действия положительного влияния пробиотика на выживаемость осетров в активном иммуностимулирующем действии. Исследователи рекомендуют применять препарат в искусственных условиях выращивания осетров.

Влияние пробиотиков «Субтилис» на бактерицидное действие сыворотки крови, некоторое количество неспецифических иммунных комплексов, количество продуктов перекисного окисления жиров и антиоксидантной активности сома (Clarias gariepinus), выращенного в условиях закрытого водообеспечения исследовал В. А. Власов с соавт. (2015). Рыба в этих опытах выращивалась в 4-х бассейнах объемом 200 литров каждый. В эксперименте были использованы 4 варианта: 1 - контроль, 2-4 - опытные варианты с разными добавками в комбикорм пробиотика. В каждом бассейне выращивали по 45 гол. сомов начальной массой 2,5 г. В качестве основного рациона использовали комбикорм рецепта АК-2ФП, содержащий 40% протеина. Его использовали в кормлении рыб 1-го варианта (контрольного). В опытных вариантах (2-4) использовали комбикорм с добавками пробиотика «Субтилис» в объемах 0,5; 1,5 и 3 г на 1 кг комбикорма. Длительность эксперимента составила 90 суток. Согласно полученным данным существенных различий в показателях физиологического состояния организма по группам рыб не выявлялось. По мнению авторов, требуются дополнительные исследования. Однако сравнение зоотехнических показателей при применении пробиотика позволило установить закономерность: конечная масса рыб опытных групп была больше аналогов в сравнении с контролем. Затраты на кормление составили в 1-м варианте (контроль) 1,51 кг/кг, во 2-м - 1,42; в 3-м - 1,40 и в 4-м - 1,41. Так, в 3-м варианте, где использовали пробиотик в объеме 1,5 г на 1 кг комбикорма, затраты корма оказались меньше, чем в контроле, на 0,11 кг/кг, т.е. на 7,3%.

С. И. Нурутдинова с соавт. (2016) изучала влияние препарата аквапурин на биохимические показатели сыворотки крови годовиков 2+ сибирского осетра. По принципу аналогов были сформированы 3 опытные и контрольная группа из годовиков 2+ осетра Acipenser baerii. Каждая группа подопытных рыб подверглась групповому мечению (макроскопический метод). Перед применением препарата у 10 особей рыб из каждого бассейна был проведен забор крови. Кровь на анализ отбирали из сердца до кормления, сразу после извлечения рыбы из воды. Определяли основные биохимические показатели: АЛТ, АСТ, кальций, альбумин, протеин. Исследования биохимических показателей крови проводили на полуавтоматическом биохимическом анализаторе BioChemSA.

Продолжительность проведения опыта – 60 суток. Препарат применяли разведённым в 100 мл воды и смешивали с кормом непосредственно перед кормлением. Дозу препарата рассчитывали по средней массе взвешенных рыб. Сибирские осетры 1-й опытной группы получали препарат в дозе 5 мкл/кг массы, годовикам 2+ 2-й опытной группы препарат задавали в дозе 10 мкл/кг, рыбы 3-й опытной группы получали аквапурин в дозе 20 мкл/кг. Схема применения препарата была общей для всех опытных групп: препарат задавали циклами по 5 суток с интервалом 5 дней, 3 цикла. Согласно полученным данным в сыворотке крови осетров опытных групп увеличивалось количество протеина, альбумина и кальция в пределах высших границ нормы и уменьшалось содержание АЛТ и АСТ. По мнению авторов, аквапурин нормализует и активизирует обменные процессы, в частности белковый и минеральный, и обладает детоксикационными свойствами.

Г. А. Ноздрин с соавт. (2015) также изучали влияние применения аквапурина на прирост массы осетров. При применении аквапурина относительный прирост годовиков 2+ осетра повышался. Максимальный относительный прирост в период применения аквапурина регистрировали у осетров, которым препарат скармливали в дозе 20 мкл/кг массы. Также высокий относительный прирост регистрировали и у осетров, получающих препарат в дозе 10 мкл/кг массы. Авторами установлено, что выраженность относительного прироста зависела от дозы препарата.

Анализ опубликованных материалов по теме исследования показал, что в рыбоводстве активно применяются пробиотические препараты. Тем не менее, применение пробиотиков находится на стадии разработки. Ученые проводят исследования препаратов на разных возрастных группах рыб, начиная со стадии личинки и заканчивая взрослыми особями. Активно разрабатываются и изучаются различные схемы и дозы применения пробиотиков. Однако данные, описанные в литературе, не упорядочены, фундаментальные исследования пробиотиков не проводились. Изучение применения пробиотиков в осетроводстве и систематизация знаний по теме исследования особенно актуально в современном рыбоводстве. Из выше приведенных данных следует, что в настоящее время пробиотики являются наиболее эффективными и перспективными препаратами, так как они повышают резистентность рыб, улучшают физиологические показатели их организма, повышают прирост и сохранность рыб.

 

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Материалы и методы исследования

Для реализации цели и задач диссертационной работы по изучению действия нового микробиологического препарата аквапурин на интенсивность роста, экстерьерные показатели осетров, микробиоценоз фекалий и воды в аквариуме и биохимический анализ сыворотки крови рыб, с 2014 по 2015 г. были проведены 2 серии опытов на базе ООО «Новосибирского Рыбзавода» и НПФ «Исследовательского центра».

Для изучения острой токсичности препарата в 2016 г. проведены исследования на мышах согласно «Методическим указаниям по определению токсических свойств препаратов, применяемых в ветеринарии и животноводстве» (1988). По принципу аналогичных животных были сформированы 4 группы (n=10). Из них 4 опытных и 1– контрольная. Для определения острой токсичности 1 раз вводили внутрь 3 разные дозы применяемого препарата в 3-, 5- и 10 раз, превышающие терапевтическую дозу, для определения LD50 45; 75 и 150 мкл/кг. Животные из контроля получали 0,9%-й раствор натрия хлорида.

Длительность проведения опыта составила 14 суток. В течение указанного времени наблюдали за испытуемыми животными: ежедневный клинический осмотр: общее состояние, аппетит, двигательная активность, состояние шерстного покрова, тургор кожи, неврологические изменения. На 14-й день определяли абсолютную массу, проводили умерщвление животных методом цервикальной дислокации: мышь фиксировали животом вниз, большим и указательным пальцами захватывали кожу между ушами, крепко фиксируя животное. Затем резким движением правой рукой тянули мышь за хвост - этим достигался перелом позвоночника и моментальная смерть. После умерщвления проводили забор крови на морфологический и биохимический анализы, проводили осмотр внутренних органов, определяли массу органов. Полученные данные фиксировали в протоколе патологоанатомического вскрытия.

Определение хронической токсичности проводилось согласно ГОСТ ISO 10993-1-2011 «Изделия медицинские. Оценка биологического действия медицинских изделий» на мышах и цыплятах.  Было сформированы по 4 группы из 7 цыплят и 10 мышей в каждой группе. Цыплятам и мышам 1-й опытной группы препарат задавали в дозе в 3 раза превышающей терапевтическую дозу аквапурина, цыплятам и мышам 2-й опытной группы в дозе в 5 раз превышающей терапевтическую дозу препарата, птицам и животным 3-й опытной группы в дозе в 10 раз превышающей терапевтическую дозу. Препарат вводили птицам и мышам 1 раз в день, длительность применения препарата мышам составила 60 суток, цыплятам 45 суток. Перерыв в курсе введения не допускался. В течение указанного времени наблюдали за испытуемыми животными: ежедневный клинический осмотр: общее состояние, аппетит, двигательная активность, состояние шерстного покрова, тургор кожи, неврологические изменения. На 45-й день исследований у цыплят и на 60-й у мышей определяли абсолютную массу, проводили умерщвление птиц методом декапитации, а мышей методом цервикальной дислокации. Затем проводили забор крови и сыворотки крови на морфологический и биохимический анализы, проводили осмотр внутренних органов, определяли массу органов. Полученные данные фиксировали в протоколе патологоанатомического вскрытия.

Для определения оптимальной дозы и схемы применения аквапурина на рыбах, опыты проводили на сеголетках и годовиках 2+ осетра. Материалом для исследования являлись фекалии рыб, сыворотка крови осетров, вода из аквариума, объектом изучения был новый пробиотик аквапурин.

Было проведено 2 серии опытов. В 1-й серии опытов (2014) по принципу аналогов было создано 3 опытных и контрольная группы из сеголеток осетра Acipenser baerii. Сеголетки 1-3-й опытных и контрольной групп находились в 1-м, 3-м, 8-м и 7-м аквариумах объемом 7 м3 соответственно. Режим кормления и состав рациона был общим для всех групп. Кормление осуществлялось 2 раза в день кормом «Efico sigma» для осетров торговой компании «BioMar». Перед применением препарата из каждого бассейна отбирали по 10 рыб, проводили их маркировку и определяли у каждой особи массу, длину рыбы, максимальную высоту, наибольший обхват, максимальную толщину. Препарат применяли по разработанным нами схемам, продолжительность проведения опыта составила 56 суток (табл. 1).

Таблица 1- Схема проведения 1-й серии опытов на сеголетках осетра (2014)

Группа

Путь введения

Доза, мкл/кг

Кратность введения

1-я опытная

внутрь

10 мкл/кг

5 назначений ежедневно, 10 назначений 1 раз в 2 суток, 6 назначений 1 раз в 5 суток

2-я опытная

внутрь

5 мкл/кг

5 назначений ежедневно, 10 назначений 1 раз в 2 суток, 3 назначения 1 раз в 10 суток

3-я опытная

внутрь

15 мкл/кг

5 назначений ежедневно и 10 назначений через сутки

Контрольная

Препарат не применяли

 

Во 2-й серии экспериментов (2015) по принципу аналогов было сформированы 3 опытных и контрольная группы из годовиков 2+ осетра Acipenser baerii. В каждой группе отбирали аналогов и проводили их мечение (макроскопический метод). Рыбе 1-й опытной группы препарат применяли в дозе 5 мкл/кг, осетрам Таблица 2 - Схема проведения 2-й серии опытов на годовиках 2+ осетра (2015)

Группа

Путь введения

Доза, мкл/кг

Кратность введения

1-я опытная

внутрь

5 мкл/кг

циклы по 5 суток, с интервалом 5 суток, 3 цикла

2-я опытная

внутрь

10 мкл/кг

циклы по 5 суток, с интервалом 5 суток, 3 цикла

3-я опытная

внутрь

20 мкл/кг

циклы по 5 суток, с интервалом 5 суток, 3 цикла

Контрольная

 

Препарат не применяли

 

2-й опытной группы в дозе 10 мкл/кг, и рыбам 3-й опытной группы в дозе 20 мкл/кг, циклом по 5 суток с 5-ти суточным интервалом, всего 3 цикла. Продолжительность проведения эксперимента составила 60 суток (табл. 2).

Перед применением препарат аквапурин смешивали с кормом, непосредственно перед кормлением. Дозу препарата рассчитывали по средней

массе взвешенных рыб и увеличивали каждые 10 суток в соответствии с приростом массы рыб.

Основными критериями изучения эффективности действия аквапурина на осетров являлось определение интенсивности роста, экстерьерных показателей рыб, определение биохимической картины сыворотки крови, микробиоценоза кишечника и воды в аквариуме.

Эффективность действия аквапурина на сеголеток и годовиков 2+ оценивали по следующим параметрам:

  • экстерьерные: абсолютная масса рыб, относительный прирост массы рыб, среднесуточный прирост, коэффициент Фультона, коэффициент массонакопления, индекс прогонистости, индекс обхвата тела, индекс относительной толщины;

 

  • биохимические: АЛТ, АСТ, кальций, общий белок, альбумин;

 

  • микробиологические: определение микробиоценоза фекалий и воды в аквариуме.

 

Было запланировано определение наиболее эффективной дозы использования пробиотиков, изучение их влияния в аквакультуре на биохимические параметры сыворотки крови, микробиоценоз, экстерьерные показатели, скорость роста молоди и годовиков 2+ осетра, а также определение токсичности препарата.

Для определения действия аквапурина на организм рыб применялся метод наблюдения за общим состоянием рыб, развитием организма, путем определения экстерьера (коэффициент Фультона, индекс прогонистости, индекс относительной толщины), интенсивности роста (коэффициент массонакопления, индекс относительной толщины, абсолютная масса, среднесуточный и относительный прирост), действие препарата на микробный пейзаж воды и фекалий рыб, на биохимические параметры сыворотки крови осетров.

В процессе исследования у всех рыб брали кровь до применения препарата и по окончанию опыта. Взятие крови осуществляли натощак, прижизненно, из сердца. Определяли следующие показатели: АЛТ, АСТ, кальций, альбумин, общий белок. Биохимические исследования сыворотки крови проводили на биохимическом анализаторе полуавтомат BioChem SA. Для установления влияния препарата на биохимические показатели осетров в динамике забор сыворотки крови проводили до применения препарата и 1 раз в месяц в течение опыта.

Для определения абсолютной массы, относительного и среднесуточного прироста взвешивание подопытных рыб проводили каждые 10 суток в период в течение введения пробиотика и через 30 суток после окончания введения аквапурина. Коэффициент Фультона, коэффициент массонакопления, индекс прогонистости, индекс обхвата тела и индекс относительной толщины определяли 1 раз в месяц в течение эксперимента.

Пробы для микробиологического исследования отбирали до применения препарата и 1 раз в 30 дней в течение проведения эксперимента. Определяли микробный пейзаж фекалий осетров, а также определяли микробиологический состав воды в аквариумах. Пробы материала из кишечника для бактериологических исследований брали в специальные пробирки с соблюдением стерильности. Исследование проб проводили в микробиологической лаборатории НПФ «Исследовательский центр» согласно МУК 4.2.1018-01 с использованием следующих методов: определение общего числа микроорганизмов, образующих колонии на питательном агаре, определение общих и термотолерантных колиформных бактерий методом мембранной фильтрации, определение общих и термотолерантных колиформных бактерий титрационным методом.

Полученные данные обрабатывали статистически с использованием пакета стандартной программы Microsoft Excel (2008), достоверность определяли по критерию Стьюдента.

 

2.2. Результаты собственных исследований

2.2.1. Определение токсичности аквапурина

2.2.1.1. Определение острой токсичности аквапурина

При определении острой токсичности препарат применяли в дозах 45; 75 и 150 мкл/кг, в 3-, 5- и 10 раз превышающих терапевтическую (табл. 3).

Таблица 3 - Выживаемость мышей после применения аквапурина (острая токсичность)

Группа

Результаты исследований (голов)

Вид объекта

Начало

Заболело

Пало

Выжило

1-я опытная

мыши

10

0

0

10

2-я опытная

мыши

10

0

0

10

Контрольная

мыши

10

0

0

10

 

 

Согласно таблице 3 после однократного введения препарата в дозе в 3; 5 и 10 раз превышающей терапевтическую аквапурин не оказывал негативного

Таблица 4 - Абсолютная масса мышей после применения аквапурина (острая токсичность) (M±m)

Группа

Живая масса, г

До применения препарата

После окончания применения препарата

1-я опытная

20,01±0,15

20,43±0,08

2-я опытная

20,05±0,13

20,52±0,07**

3-я опытная

20,04±0,11

20,63±0,07***

Контрольная

20,03±0,09

20,21±0,007

Примечание здесь и далее: * - достоверность различий (P <0,05); ** - достоверность различий (P <0,01); *** - достоверность различий (P <0,001).

действия на организм, за весь период опыта падежа мышей не наблюдалось. Подопытные животные благоприятно перенесли применение. Мыши в течение

Рис. 1 - Абсолютная масса мышей после применения аквапурина

(острая токсичность)

всего периода эксперимента были клинически здоровы, аппетит и двигательная активность животных соответствовали норме, поведенческих изменений не наблюдалось, шерстный покров оставался гладким. Животные опытных и контрольной групп имели достоверные различия (табл. 4).

Таблица 5 - Морфологические показатели крови мышей после применения аквапурина (острая токсичность) (M±m)

Показатель

Группа

1-я опытная

2-я опытная

3-я опытная

Контрольная

Эритроциты,1012

Норма (8,0-9,0)

8,38±0,06

8,32±0,17

8,35±0,09

8,35±0,10

Гемоглобин, г/л

Норма (130,0-150,0)

132,40±3,33

130,10±4,08

130,20±1,98

130,0±3,15

Тромбоциты,109

Норма (259,0-270,0)

266,05±2,79

265,78±1,73

266,34±3,84

265,75±2,30

Лейкоциты, 109

Норма (7,5-7,6)

7,50±0,08

7,51±0,08

7,50±0,08

7,52±0,10

 

Под влиянием аквапурина установлено достоверное повышение абсолютной массы у мышей 1-3-й опытных групп по сравнению с контролем на 1,0; 1,5 (P<0,01) и 2,0 (P<0,001) % соответственно (рис. 1). Последнее указывает на отсутствие токсического действия препарата.

Таблица 6 -Биохимические показатели сыворотки крови мышей после применения аквапурина (острая токсичность) (M±m)

Показатель

Группа

1-я опытная

2-я опытная

3-я опытная

Контрольная

Общий белок, г/л

Норма (50,0-70,0)

59,91±1,76

58,85±1,40

59,07±2,19

59,20±2,20

Альбумин, г/л Норма (21,7-35,1)

27,14±1,06

27,10±1,16

27,29±1,49

27,09±1,26

Глобулин г/л Норма (28,2-38,8)

32,76 ±2,11

31,75±1,88

31,78±2,16

32,11±2,81

АЛТ Ед/л

Норма (22,5-27,5)

25,20±1,04

25,16±1,27

25,42±1,18

25,22±0,99

АСТ Ед/л

Норма (290,0-325,0)

321,50±2,86

322,46±3,21

321,80±7,85

322,0±4,04

Мочевина мМ/л

Норма (6,1-7,4)

6,41±0,30

6,18±0,41

6,47±0,75

6,86±0,53

Кальций мМ/л

Норма (2,2-2,9)

2,83±0,18

2,73±0,15

2,80±0,17

2,88±0,12

Фосфор мМ/л

Норма (2,2-3,1)

2,36±0,19

2,34±0,14

2,38±0,20

2,37±0,16

 

 

Аквапурин не оказывал негативного влияния на биохимические и морфологические показатели крови у мышей (табл. 5, 6).

Как видно из данных таблицы 5 достоверных различий между показателями крови опытных и контрольной групп не отмечалось. У всех животных показатели крови соответствовали норме (табл. 5).

Таким образом, однократное применение аквапурина в изучаемых дозах не оказывало токсического действия и не изменяло содержание форменных элементов крови мышей.

Анализ биохимических показателей сыворотки крови мышей свидетельствует о том, что препарат аквапурин не оказывал отрицательного действия на исследуемые показатели: общий белок, альбумин, глобулин, АЛТ, АСТ, мочевина, кальций, фосфор. У всех животных биохимические параметры соответствовали норме (табл.6).

Для изучения острого токсического эффекта препарата аквапурин на внутренние органы мышей их подвергали умерщвлению и вскрытию. Результаты патологоанатомического вскрытия животных опытных и контрольной групп свидетельствует о том, что применение препарата не изменяло структуру и физиологические свойства органов. В частности, слизистые дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта были розового цвета, без изъязвлений и других признаков повреждения. Структура органов четко сохранялась. Результаты исследования массы органов при патологоанатомическом вскрытии приведены на рисунке 2.

Согласно данным рисунка 2 масса внутренних органов мышей опытных и контрольной групп не отличалась. Масса органов всех групп животных соответствовала норме.

Исходя из анализа полученных результатов, отмечаем, что однократное применение аквапурина мышам в дозах 45; 75 и 150 мкл/кг не приводило к

Рис.2 - Масса внутренних паренхиматозных органов мышей после применения аквапурина (острая токсичность)

патологическим изменениям. Препарат не оказывал токсического эффекта и не изменял содержание форменных элементов крови, биохимические параметры сыворотки крови. Под влиянием препарата установлено достоверное повышение абсолютной массы у мышей 1-3-й опытных групп. Животные оставались клинически здоровыми, патологических изменений внутренних паренхиматозных органов не обнаружено. Препарат аквапурин не оказывал токсического эффекта на мышей.

2.2.1.2. Определение хронической токсичности аквапурина

Применение препарата аквапурина в дозах 45; 75 и 150 мкл/кг в течение длительного времени не оказывало негативного действия на организм цыплят и мышей, падежа не наблюдалось (табл. 7).

Таблица 7 - Выживаемость цыплят и мышей после применения аквапурина (хроническая токсичность)

Группа

Результаты исследований (голов)

Вид объекта

Начало

Заболело

Пало

Выжило

1-я опытная

Цыплята

7

0

0

7

Мыши

10

10

2-я опытная

Цыплята

7

0

0

7

Мыши

10

10

3-я опытная

Цыплята

7

0

0

7

Мыши

10

10

Контрольная

Цыплята

7

0

0

7

Мыши

10

10

 

Подопытные цыплята и мыши благоприятно перенесли прием пробиотика. В течение всего периода эксперимента (45 и 60 суток) цыплята и мыши оставались клинически здоровыми. Аппетит и двигательная активность мышей соответствовали норме. Цыплята также были активными, изменений в их поведении не наблюдалось, перьевой покров оставался гладким, без наложений, перья крепко держались в фолликулах. Птица развивалась в соответствии со стандартом породы.

Результаты действия пробиотика аквапурина на массу цыплят (45 суток) и мышей (60 суток) на конец наблюдения представлены в таблице 8.

Таблица 8 - Абсолютная масса цыплят и мышей после применения аквапурина (хроническая токсичность) (M±m)

Группа

Живая масса, г

До применения препарата

После окончания применения препарата

Цыплята

1-я опытная

76,97±0,71

1097,86±22,87

2-я опытная

77,16±0,60

1207,29±45,32*

3-я опытная

76,76±1,11

1277,71±44,30**

Контрольная

76,26±1,14

1035,29±31,54

Мыши

1-я опытная

20,80±0,98

22,18±0,87

2-я опытная

20,18±0,30

22,45±0,35

3-я опытная

20,32±0,30

22,92±0,35**

Контрольная

20,77±0,50

21,39±0,36

 

Проведенные исследования позволили установить, что абсолютная масса цыплят при введении аквапурина в рацион превышала данный показатель у опытных групп по сравнению с контрольной. Цыплята 1-3-й опытных групп имели абсолютную массу выше на 6; 16,6 (P<0,05) и 23,4 (P<0,01) % соответственно, чем у контрольной. Максимальные показатели абсолютной массы наблюдались у птиц, которым препарат задавали в дозе 150 мкл/кг (3-я опытная группа). Масса цыплят из 2-й опытной группы была меньше, чем из 3-й группы на 5,8%. Таким образом, данные указывают на отсутствие негативного действия препарата на абсолютную массу цыплят даже при введении аквапурина в дозах 45; 75 и 150 мкл/кг. На рисунке 3-4 наглядно представлена динамика повышения абсолютной массы цыплят и мышей при применении аквапурина.

Рис. 3 - Абсолютная масса цыплят после применения аквапурина (хроническая токсичность)

По данным таблицы 8, у цыплят и мышей 1-3-й опытных групп масса тела была выше, чем у животных из контроля на 6,04; 16,6; 23,4 и 3,7; 4,9 и 7,1 (P<0,01) % соответственно. Исходя из полученных результатов, констатируем, что пробиотик аквапурин не оказывал токсического действия, и даже повышал скорость роста и развития птиц и животных при длительном применении.

Рис. 4 - Абсолютная масса мышей после применения аквапурина (хроническая токсичность)

Одновременно нами изучалось действие аквапурина на морфологический и биохимический анализ сыворотки крови птиц и мышей. Согласно данных таблицы 9, отмечаем, что аквапурин не оказывал негативного влияния на

Таблица 9 - Морфологические показатели крови цыплят после применения аквапурина (хроническая токсичность) (M±m)

Показатель

Группа

1-я опытная

2-я опытная

3-я опытная

Контрольная

Эритроциты,1012

Норма (3,0-4,0)

3,23±0,22

3,53±0,47

3,66±0,56

3,19±0,32

Гемоглобин, г/л

Норма (80,0-120,0)

92,86±4,49

101,71±6,18

117,86±4,61***

86,71±5,29

Тромбоциты,109

Норма (32,0-100,0)

79,43±4,28

84,57±4,10

95,43±3,31*

76,29±6,42

Лейкоциты, 109

Норма (20,0-40,0)

29,71±2,30

31,0±2,48

30,29±2,46

28,43±2,99

 

морфологический состав крови цыплят. В крови птиц 1-3-й опытных групп наблюдалась динамика повышения количества красных клеток крови по сравнению с птицами контрольной группы на 1,1; 8,1 и 11,8% соответственно, но данные не достоверны. Содержание гемоглобина в крови у цыплят опытных групп также было выше контроля на 7,1; 17,3 и 35,9 (P<0,001) %. Гемоглобин, входящий в состав эритроцитов и сами красные клетки крови выполняют жизненно важную транспортную функцию, тем самым обеспечивая кислородом весь организм. Увеличение количества эритроцитов приводит к повышению скорости обменных процессов в организме в организме. Повышение гемоглобина и эритроцитов у цыплят подопытных групп указывает на усиление процессов катаболизма и анаболизма, а также повышение насыщения клеток организма кислородом.

Лейкоциты выполняют основную защитную функцию в организме, общее количество лейкоцитов может повышаться при воспалительных реакциях, аллергических и токсических состояниях у животных. Лейкоциты у цыплят 1-3-й опытных групп были выше, чем у птиц из контроля на 4,5; 9,0 и 6,5% соответственно (табл. 9).

Таблица 10 - Биохимические показатели сыворотки крови цыплят после применения аквапурина (хроническая токсичность) (M±m)

Показатель

Группа

1-я опытная

2-я опытная

3-я опытная

Контрольная

Общий белок, г/л

Норма (50,0-60,0)

54,71±1,39

58,57±0,92**

59,29±2,73

52,86±1,06

Альбумин, г/л

Норма (31,4-35,1)

32,0±2,01

32,0±2,19

34,29±0,84*

31,57±0,65

Глобулин, г/л Норма (18,6-26,0)

22,71±2,45

26,57±2,68

25,0±2,55

21,29±1,54

АЛТ, Ед/л

Норма (23,9-27,9)

24,33±1,07

24,11±1,85

24,09±0,74

25,69±1,44

АСТ, Ед/л

Норма (305,0-326,0)

320,09±6,49

312,44±4,87

307,27±3,19**

322,19±2,89

Мочевина, мМ/л Норма (1,6-1,8)

1,77±0,07

1,70±0,05

1,61±0,09

1,79±0,05

Кальций, мМ/л Норма (2,7-3,5)

2,91±0,06

3,09±0,22

3,41±0,06**

2,86±0,12

Фосфор, мМ/л Норма (2,2-2,4)

2,31±0,17

2,35±0,15

2,37±0,24

2,20±0,09

 

 

Биохимические показатели сыворотки крови цыплят также указывают на отсутствие токсического эффекта препарата (табл. 10). При изучении биохимических параметров сыворотки крови цыплят наблюдали динамику повышения общего белка у птиц 1-3-й опытных групп по сравнению с птицами из контрольной группы на 3,5; 10,8 и 2,2% (P<0,01) соответственно. Повышение общего белка в сыворотке крови указывало на повышение обменных процессов, улучшение питания организма за счёт повышения усвояемости корма. АЛТ и АСТ у цыплят 1-3-й опытных групп были ниже аналогов из контроля; АЛТ на 5,6; 6,5 и 6,6%, а АСТ на 0,7; 3,1 и 4,8%, соответственно. АЛТ и АСТ являются основными индикаторами токсического действия на организм, так как по данным показателям оценивается функциональная работа печени - основного детоксикационного органа.

Мочевина является основным показателем работы почек, ее количество повышается при патологии мочевыделительной системы и интоксикации организма. Мочевина образуется при конечной стадии распада белка. Понижение мочевины может указывать на гепатиты, нарушение функции щитовидной железы, понижение катаболизма белков. По содержанию мочевины у птиц 1-3-й опытных групп показатели уступали птицам из контрольной группы на 1,1; 5,3 и 11,1% соответственно, однако соответствовали физиологической норме птиц. Минеральный обмен птиц 1-3-й подопытных групп, судя по полученным данным, протекал наиболее усиленно по сравнению с цыплятами контрольной группы: по фосфору птицы 1-3-й опытных групп превышали контроль на 5,0; 6,8 и 7,7% соответственно, а по кальцию на 1,7; 8 и 9,2 (P<0,01) %соответственно.

При определении хронической токсичности аквапурина на цыплятах (табл. 9-10) наиболее эффективное позитивное влияние на морфо-биохимическое исследование крови наблюдалось при применении препарата в максимальной дозе 150 мкл/кг. По-видимому, это связано с отсутствием токсического эффекта препарата. Согласно полученным данным, препарат аквапурин не оказывал негативного действия на организм птиц. Под влиянием аквапурина установлено достоверное повышение абсолютной массы птиц 1-3-й опытных групп по сравнению с контролем. Морфологические и биохимические параметры крови и сыворотки соответствовали физиологической норме.

Таблица 11 - Морфологические показатели крови мышей после применения аквапурина (хроническая токсичность) (M±m)

Показатель

Группа

1-я опытная

2-я опытная

3-я опытная

Контрольная

Эритроциты,1012

Норма (8,0-9,0)

8,53±0,12

8,69±0,14

8,84±0,10**

8,37±0,12

Гемоглобин, г/л

Норма (130,0-150,0)

135,0±3,25

142,0±2,81**

148,0±2,13***

130,0±2,91

Тромбоциты,109

Норма (259,0-270,0)

269,45±2,79

269,61±1,78

269,22±1,96

268,15±2,52

Лейкоциты, 109/л Норма (7,5-7,6)

7,5±0,04

7,5±0,06

7,5±0,05

7,6±0,06

 

Результаты анализа крови мышей, как видно из таблицы 11 свидетельствуют о том, что препарат аквапурин не оказывал отрицательного влияния на морфологические показатели крови мышей. В 1-3-опытных группах отмечалось повышение количества красных клеток крови по сравнению с контролем на 1,9; 3,8 и 5,6 (P<0,01) % соответственно. Показатель гемоглобина у мышей опытных групп также превышал контроль на 10,4; 10,9 (P<0,01) и 11,4 (P<0,001) % и находился в пределах нормы.

После применения аквапурина определение количества лейкоцитов в крови мышей в конце эксперимента позволило установить, что пробиотик не оказывал влияния на лейкопоэз. Количество лейкоцитов соответствовало норме. Указанное выше, подтверждает отсутствие токсического эффекта пробиотика. Согласно полученным данным, по биохимическому анализу сыворотки крови мышей, применение препарата положительно отразилось на основных показателях крови (табл. 12).

При изучении результатов биохимических показателей сыворотки крови мышей подопытных групп отмечалось повышение белка в сыворотки крови 1-

Таблица 12 - Биохимические показатели сыворотки крови мышей после применения аквапурина (хроническая токсичность) (M±m)

Показатель

Группа

1-я опытная

2-я опытная

3-я опытная

Контрольная

Общий белок, г/л

Норма (50,0-70,0)

54,98±1,74

62,89±2,17***

65,32±1,89***

51,41±1,13

Альбумин, г/л

Норма (21,7-35,1)

26,35±0,82**

27,41±0,48***

26,47±0,74**

22,13±1,10

Глобулин, г/л Норма (28,2-38,8)

28,64±2,11

35,48±1,93*

38,84±2,14**

29,28±1,91

АЛТ, Ед/л

Норма (22,5-27,5)

26,07±1,22

25,53±0,97

25,11±0,63

26,72±0,72

АСТ, Ед/л

Норма (290,0-325,0)

322,60±2,44

321,30±2,80

318,30±1,42**

325,20±1,70

Мочевина, мМ/л

Норма (6,1-7,4)

6,84±0,56

6,41±0,58

6,23±0,53

7,13±0,51

Кальций мМ/л Норма (2,2-2,9)

2,92±0,12

2,97±0,4

2,98±0,09

2,72±0,20

Фосфор мМ/л Норма (2,2-3,1)

2,34±0,22

2,34±0,19

2,38±0,19

2,24±0,07

 

3-й опытных групп по сравнению с мышами из контрольной группы на 10,7; 12,2 и 12,7 (P<0,001) % соответственно и находилось в переделах нормы. При анализе полученных данных по АЛТ и АСТ отмечено, что у мышей 1-3-й опытных групп данные показатели были ниже контроля по АЛТ на 10,2; 10,5 и 10,6% соответственно; по АСТ на 10,1; 10,1 и 10,2 (P<0,01) % соответственно.

Рис. 5 - Масса внутренних органов птиц после применения аквапурина (хроническая токсичность)

По полученным данным у мышей 1-3-й опытных групп мочевина была ниже контроля на 4,7; 8,6 и 9,3% соответственно, но данные не достоверны. По данным таблицы 12 видно, что фосфорно-кальциевый обмен был наиболее эффективным у мышей опытных групп, по сравнению с животными из контрольной группы, по содержанию кальция мыши 1-3 опытных групп превышали контроль на 7,3; 9,1 и 9,5%, а по фосфору на 4,5; 4,5 и 6,2% соответственно, данные не достоверны.

При изучении действия пробиотика аквапурина на морфо-биохимические показатели крови мышей отмечалась закономерность: максимальные показатели наблюдались у животных, которым препарат применяли в максимальной дозе, по мере снижения дозы применения препарата наблюдался спад эффективности аквапурина.

Для изучения токсического эффекта препарата аквапурин на внутренние органы птиц и мышей их подвергали умерщвлению и вскрытию. По полученным данным, изменений в структуре органов и тканей птиц и мышей не выявлено (рис. 5-6). При патологоанатомическом вскрытии было обнаружено, что все внутренние органы располагались согласно анатомии исследуемых видов. Вскрытие позволило установить, что слизистые дыхательных путей и

Рис. 6 - Масса внутренних паренхиматозных органов мышей после применения аквапурина (хроническая токсичность)

пищеварительной системы розового цвета, без наложений, повреждений, кровотечений и язв. Паренхима печени, селезенки поджелудочной железы не имели патологических изменений. Кортико-медулярная дифференциация слоев почечной паренхимы была четко выражена. Лоханка почек была не расширена и соответствовала норме. Печень гладкая, блестящая без наложений и язв, паренхима однородная, неопластических изменений не наблюдалось.

Согласно данным рисунков 5-6 масса внутренних органов опытных и контрольной групп практически не отличалась. Применение препарата не изменяло структуру и физиологические свойства органов.

В результате проведенного опыта отмечаем, что однократное и многократное применение аквапурина в дозах 45; 75 и 150 мкл/кг, превышающих терапевтическую в 3-; 5- и 10 раз мышам и цыплятам не оказывало негативного действия на организм цыплят и мышей. Под влиянием аквапурина установлено достоверное повышение абсолютной массы мышей и цыплят как при введении препарата однократно, так и длительным курсом (45-60 суток). Препарат не оказывал токсического эффекта, и морфологические и биохимические параметры цыплят и мышей соответствовали норме. Препарат не изменял структуру и физиологические свойства органов. Согласно полученным данным препарат относится к IV классу токсичности (малоопасные).

2.2.2. Интенсивность роста осетра

2.2.2.1. Абсолютная масса, относительный и среднесуточный прирост, коэффициент массонакопления и индекс относительной толщины сеголеток осетра

В 1-й серии опытов на сеголетках осетров Acipenser baerii до применения препарата опытные и контрольная группы по абсолютной массе достоверно не отличались (табл. 13). При применении аквапурина скорость роста сеголеток изменялась (табл. 13).

При изучении абсолютной массы сеголеток в динамике установлено, что рыбы 1-й и 3-й опытных групп на 6 сутки исследований превышали осетров из контроля на 4,0 и 2,0 г соответственно. Интенсивность роста осетров 2-й опытной группы соответствовала показателям контрольной группы. В период введения аквапурина, на 16-е сутки исследований, осетры 1-й и 3-й опытных групп также превышали по приросту живой массы сеголеток из контроля на 15,0 и 6,0 г соответственно. У сеголеток 2-й опытной группы прирост абсолютной массы был меньше рыб из контрольной группы. На 26-е сутки эксперимента осетры 1-й и 3-й опытных групп превышали контроль на 12,0 г. Интенсивность повышения массы рыб 2-й опытной группы была ниже чем у осетров из контроля. На 36-е сутки исследований осетры 2-й опытной группы превышали контроль на 3,0 г. У сеголеток 1-й и 3-й опытных групп прирост абсолютной массы был ниже осетров контрольной группы. На 46-е сутки исследований осетры 2-й опытной группы превышали контрольную группу рыб на 13,0 г, абсолютная масса рыб 1-й опытной группы соответствовала массе в контрольной группе сеголеток. Интенсивность роста рыб 3-й опытной группы уступала рыбам контрольной группы. На 56-е сутки применения аквапурина 1-2-я опытные группы превышали осетров из контроля на 74,0 и 53,0 г соответственно. Абсолютная масса осетров 3-й опытной группы была ниже, чем у рыб контрольной группы.

 

Таблица 13 - Абсолютная масса сеголеток при применении аквапурина, г (M±m)

Группа

До применения препарата

Период введения аквапурина (сутки)

За опытный период прирост составил

6

16

26

36

46

56

1-я опытная

167,2±5,9

196,0±

7,7

236,0±

10,9

377,0±

10,9

386,0±

9,0

423,0±

11,3

580,0±

25,1

366,3±6,2

2-я опытная

164,4±5,2

192,0±

3,2

216,0±

5,9

377,0±

13,2

392,0±

9,0

436,0±

15,3

559,0±

33,3

362,0±5,4

3-я опытная

160,8±4,8

194,0±

7,9

227,0±

11,6

364,0±

14,6

384,0±

12,3

412,0±

10,5

487,0±

22,5

344,8±7,7

Контрольная

163,9±5,8

192,0±

6,3

221,0±

11,7

365,0±

10,5

389,0±

9,0

423,0±

14,7

506,0±

26,3

349,3±9,3

 

Таким образом, у сеголеток 1-й опытной группы в течение эксперимента наблюдался максимальный прирост абсолютной массы рыб с 46-х по 56-е сутки применения препарата по схеме 1 раз в 5 дней, в дозе 10 мкл/кг массы осетров, у рыб 2-й группы максимальный рост показателей абсолютной массы был зафиксирован с 16-го по 26-й день при введении аквапурина через сутки в дозе 5 мкл/кг. У сеголеток 3-й опытной группы максимальный рост абсолютной массы наблюдался в период с 16 по 26 день при применении аквапурина через сутки в дозе 15 мкл/кг.

При сравнении с показателями контрольной группы сеголеток (рис. 7) максимальное превышение абсолютной массы в период с 6-го по 26-й день введения аквапурина было зафиксировано у рыб 1-й опытной группы, у осетров 2-й опытной группы с 36-го по 46-й день введения пробиотика. На 56-й день применения аквапурина превышение абсолютной массы сеголеток в сравнении с контролем в 1-й опытной группе было выше, чем во 2-3-й опытных группах. В соответствии с исходными данными максимальный прирост абсолютной массы был зафиксирован у осетров 1-й опытной группы и превысил прирост осетров 2-й опытной группы на 4,3 г, рыб 3-й опытной группы на 21,5 г и осетров из контроля на 17,0 г.

Рис. 7 - Абсолютная масса сеголеток осетра при применении аквапурина

При изучении относительного прироста в динамике, можно отметить, что у сеголеток 3-й опытной группы на 6-е сутки исследований данный показатель превзошёл осетров из контроля на 3,0% (табл.14). Относительный прирост сеголеток 1-2-й опытных групп уступал контрольной группе рыб. В период введения аквапурина, на 16-е сутки исследований, осетры 1-3-й опытных групп также превышали по приросту живой массы сеголеток из контроля на 13,4; 0,3 и 6,9% соответственно. При анализе полученных данных было выявлено резкое Таблица 14 - Относительный прирост сеголеток осетра при применении аквапурина, % (M±m)

Группа

Период введения аквапурина (сутки)

За опытный период

6

16

26

36

46

56

1-я опытная

17,89±4,5

22,84±8,7

62,25±7,4

3,39±4,5

10,01±3,5

37,60±

6,2*

25,66±1,4

2-я опытная

18,07±4,8

12,75±3,5

75,03±5,8

5,01±4,2

12,05±5,6

31,09±

10,1

25,67±1,0

3-я опытная

21,62±6,1

19,41±8,5

63,14±8,9

6,97±5,4

7,89±3,1

18,70±

5,9

22,95±1,2

Контрольная

18,61±6,1

12,50±6,0

69,24±10,0

7,49±4,3

8,87±3,4

19,70±

4,5

 

22,18±1,7

 

увеличение относительного прироста осетров 1-3-й опытных и контрольной групп на 26-й день опыта, максимальная величина составила 75,03±5,8% во 2-й опытной группе. Повышение относительного прироста в этот период предположительно было связанно с улучшением условий содержания рыб: аквариумы в этот период были закрыты от прямых солнечных лучей навесами. Это профилактировало закисление воды в аквариумах и приводило к увеличению концентрации кислорода в воде, активизировался газообмен в организме рыб, обменные процессы улучшались, что возможно и привело к резкому повышению относительного прироста осетров. На 26-е сутки исследований относительный прирост сеголеток 2-й опытной группы превосходил контрольную группу осетров на 5,8%. Прирост рыб 1-й и 3-й опытных групп уступал контрольной группе рыб по относительному приросту. На 36-е сутки исследования наблюдалось понижение относительного прироста по 1-3-й опытным и контрольной группам. Предполагаем, что снижение относительного прироста в этот период связано со стабилизацией обменных процессов рыб после резкого повышения прироста на 26-е сутки. На 36-е сутки у сеголеток 1-3-й опытных групп относительный прирост был ниже осетров из контрольной группы. На 46-е сутки исследований относительный прирост осетров 1-2-й опытных групп был выше, чем у осетров из контрольной группы на 1,1 и 3,2%, относительный прирост осетров 3-й опытной группы уступал приросту сеголеток в контрольной группе. На 56 сутки у сеголеток 1-2-й опытных групп прирост был выше, чем у осетров из контрольной группы на 17,9 и 11,39 (P<0,05) % соответственно.

Среднесуточный прирост сеголеток 1-й и 3-й опытных групп на 6-е сутки исследований превзошел осетров из контрольной группы на 0,14 и 1,02 г соответственно (табл. 15). Среднесуточный прирост рыб 2-й опытной группы был ниже, чем у сеголеток из контроля. В период введения аквапурина на 16 сутки исследований осетры 1-й и 3-й опытных групп также превышали по приросту живой массы сеголеток из контроля на 1,1 и 0,4 г соответственно.

При анализе полученных данных на 26-е сутки опыта по среднесуточному приросту наблюдалась динамика к резкому повышению показателей аналогично данных относительного прироста. В связи с тем, что динамика повышения была выявлена не только у рыб 1-3-й опытных групп, но и у сеголеток осетров из контроля, это не связанно с применением препарата. Мы предполагаем, что резкое повышение среднесуточного прироста на 26-е сутки исследования объясняется, в том числе улучшением условий содержания рыб (защита от прямых солнечных лучей навесами).

Таблица 15 - Среднесуточный прирост сеголеток осетра при применении аквапурина, г (M±m)

Группа

В период применения препарата

За опытный период

6

16

26

36

46

56

1-я опытная

5,76±1,4

4,00±1,6

14,10±1,4

0,90±1,6

3,70±1,3

 

15,70±2,5*

 

7,36±0,5*

2-я опытная

5,52±1,5

2,40±0,6

16,10±1,2

1,50±1,5

4,40±1,9

12,30±4,5

 

7,04±0,5

3-я опытная

6,64 ±1,8

3,30±1,5

13,70±1,6

2,00±1,9

2,80±1,1

7,50±2,3

 

5,99±0,4

Контрольная

5,62 ±1,8

2,90±1,2

14,40±1,5

2,40±1,6

3,40±1,3

8,30±2,0

 

5,60±0,5

 

На 26-е сутки исследований среднесуточный прирост сеголеток 2-й опытной группы превзошел осетров из контроля на 0,6 г. Прирост рыб 1-й и 3-й опытных групп уступал приросту контрольной группы. На 36-е сутки у сеголеток 1-3-й опытных групп показатели по среднесуточному приросту оказались ниже, чем у осетров из контроля. В период введения пробиотика, на 46-е сутки исследований среднесуточный прирост осетров 1-2-й опытных групп превышал осетров из контроля на 0,3 и 1,0 г соответственно. Среднесуточный прирост рыб 3-й опытной группы был ниже прироста сеголеток в контрольной группе. На 5-е6 сутки введения аквапурина прирост осетров 1-й и 2-й опытных групп превышал осетров из контроля на 7,4 и 4,0 (P<0,05) г соответственно. У сеголеток 3-й опытной группы прирост был ниже, чем у сеголеток из группы контроля.

Коэффициент массонакопления (рис. 8) - показатель характеризующий активность роста рыб. На 6-й, 16-й, 26-й, 36-й, 46-й и 56-й день коэффициент массонакопления в 1-й опытной группе был равен 0,17 ± 0,04; 0,11 ± 0,04; 0,31 ± 0,02; 0,0 ± 0,03; 0,07 ± 0,02 и 0,24 ± 0,03 (P<0,05) соответственно. На 6-й, 16-й, 26-й, 36-й, 46-й и 56-й день коэффициент массонакопления сеголеток осетра 2-й опытной группы составил 0,17 ± 0,05; 0,07 ± 0,03; 0,36 ± 0,02; 0,03 ± 0,03; 0,08 ± 0,03 и 0,18 ± 0,07 соответственно. На 6-й, 16-й, 26-й, 36-й, 46-й и 56-й день

Рис. 8 - Коэффициент массонакопления сеголеток осетра при применении аквапурина

коэффициент массонакопления у осетров 3-й опытной группы составил 0,20 ± 0,05; 0,09 ± 0,04; 0,30 ± 0,03; 0,04 ± 0,04; 0,05 ± 0,02 и 0,12 ± 0,03. Коэффициент массонакопления у осетров контрольной группы составил 0,17± 0,06; 0,08 ± 0,03; 0,32 ± 0,04; 0,05 ± 0,03; 0,06 ± 0,02 и 0,13 ± 0,03 соответственно (табл.16). Согласно полученным результатам коэффициент массонакопления варьировал с определенной закономерностью. Значительное увеличение коэффициента массонакопления наблюдалось на 6-й, 26-й и 56-й день эксперимента.

Полученные данные согласуются с данными по абсолютной массе, относительному и среднесуточному приросту. Повышение перечисленных показателей у сеголеток осетра также наблюдались на 26-е сутки. Мы объясняем резкое повышение коэффициента массонакопления улучшением условий содержания рыб. Аквариумы в этот период были закрыты от прямых солнечных лучей навесами, что профилактировало газопузырьковую болезнь

Таблица 16 - Коэффициент массонакопления сеголеток осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Коэффициент массонакопления (сутки).

Норма 0,1-0,15

6

16

26

36

46

56

1-я опытная

0,17 ± 0,04

0,11± 0,04

0,31± 0,03

0,02±0,03

0,07±0,02

0,24±0,03*

2-я опытная

0,17 ± 0,05

0,07± 0,02

0,36± 0,02

0,03±0,03

0,08±0,03

0,18±0,07

3-я опытная

0,20 ± 0,06

0,09± 0,04

0,30± 0,03

0,04±0,03

0,05±0,02

0,12±0,03

Контрольная

0,17 ± 0,06

0,08± 0,03

0,32± 0,04

0,05±0,03

0,06±0,02

0,13±0,03

 

 

осетров. Коэффициент массонакопления на 6-й день эксперимента у сеголеток осетра 3-й опытной группы был выше, чем у осетров из контроля на 17,6%. Данный показатель у сеголеток 1-й и 2-й опытных групп соответствовал аналогам из контроля. На 16-е сутки опыта сеголетки 1-й и 3-й опытных групп по исследуемому показателю превышали аналогов из контроля на 37,5 и 12,5% соответственно. Рыбы 2-й опытной группы в этот период незначительно уступали аналогам из контроля. На 26-й день эксперимента этот параметр у сеголеток 2-й опытной группы был выше, чем у осетров из контроля на 12,5%. У осетров 1-й и 3-й опытных групп коэффициент массонакопления был незначительно ниже, чем у аналогов из контроля. На 36-е сутки эксперимента осетры 1-3-й опытных групп уступали аналогам из контроля. На 46-й день опыта сеголетки осетра 1-2-й опытных групп превышали осетров из контроля на 16,7 и 33,3% соответственно. У рыб 3-й опытной группы коэффициент массонакопления в этот период был ниже, чем у осетров из контроля. На 56-й день опыта коэффициент массонакопления сеголеток осетра 1-2-й опытных групп превышал аналогов из контроля на 84,4 и 38,5 (P<0,05) %. У осетров 3-й опытной группы динамика понижения сохранялась.

Таким образом, пробиотический препарат не оказывал существенного влияния на коэффициент массонакопления. В период применения препарата не удалось выявить закономерности повышения коэффициента массонакопления в зависимости от курса и дозы введения пробиотика (табл. 16).

Индекс относительной толщины указывает на интенсивность роста годовиков и развитие мышц рыб. Высокое значение относительной толщины у сеголеток опытных групп указывает на более интенсивный рост и развитие рыб.

При изучении индекса относительной толщины в динамике установлено, что в 1-й опытной группе указанный индекс на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента составил 0,17±0,01; 0,16±0,01 и 0,15±0,01 (P<0,01) соответственно. Во 2-й опытной группе данный показатель на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента равнялся 0,16±0,00 (P<0,05); 0,15±0,01 и 0,14±0,00 (P<0,01) соответственно (табл. 17). В 3-й опытной группе индекс относительной толщины на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента составил 0,16±0,01 (P<0,05); 0,15±0,01 и 0,14±0,00 (P<0,01) соответственно. У осетров контрольной 0,15±0,01 и 0,14±0,00 (P<0,01) соответственно. У осетров контрольной группы индекс относительной толщины на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента равнялся 0,18±0,01; 0,15±0,01 и 0,13±0,00 соответственно (табл. 17). При сравнении с осетрами из контроля индекс относительной толщины на 30-й день введения пробиотика у сеголеток 1-3-й опытных групп уступал на 5,5; 11,1 и11,1 (P<0,05) % соответственно. На 60-й день эксперимента индекс относительной толщины у осетров 2-3-й группы был равен данному показателю

Таблица 17 - Индекс относительной толщины сеголеток осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Индекс относительной толщины (сутки).

Норма 0,1-0,2

30

60

90

1-я опытная

0,17 ± 0,01

0,16 ± 0,01

0,15 ± 0,01**

2-я опытная

0,16 ± 0,00*

0,15 ± 0,01

0,14 ± 0,00**

3-я опытная

0,16 ± 0,01*

0,15 ± 0,01

0,14 ± 0,00**

Контрольная

0,18 ± 0,01

0,15 ± 0,01

0,13 ± 0,00

 

 

контроля. По нашим данным у сеголеток 1-3-й опытных групп индекс относительной толщины был выше, чем у осетров из контроля на 90-й день эксперимента, то есть через 30 суток после окончания применения препарата.

Таким образом, изучая воздействие пробиотического препарата аквапурин установлено, что гомобиотик оказывал незначительное действие на индекс относительной толщины во время применения препарата. Однако препарат обладал эффектом последействия на изучаемый показатель, в частности через 30 суток после окончания введения аквапурина. Наиболее высокие результаты последействия препарата наблюдались у сеголеток 1-й опытной группы, которым пробиотик задавали в дозе 10 мкл/кг массы.

Проанализировав выше указанные данные в динамике (таблицы 13-17), отмечаем, что на 6-е сутки применения препарата абсолютная масса рыб была выше у сеголеток 1-й опытной группы, а высокий относительный и среднесуточный прирост был зафиксирован у рыб 3-й опытной группы. На 16-е сутки применения препарата абсолютная масса, среднесуточный и относительный прирост были максимальными у сеголеток 1-й опытной группы. На 26-е сутки применения препарата максимальная абсолютная масса была зафиксирована у сеголеток 1-2-й опытных групп, среднесуточный и относительный прирост был выше у осетров 2-й опытной группы. На 36-е сутки эксперимента абсолютная масса была выше у сеголеток 2-й опытной группы, а среднесуточный и относительный прирост был максимальным у осетров контрольной группы. На 46-е сутки применения препарата абсолютная масса, среднесуточный и относительный прирост был максимальным у сеголеток 2-й опытной группы. На 56-е сутки опыта максимальная масса, среднесуточный и относительный прирост был зафиксирован в 1-й опытной группе.

По данным наших исследований, на 26-е сутки применения препарата во всех группах зафиксировано резкое повышение относительного и среднесуточного прироста. Мы считаем, что это связано не только с действием препарата, но и с улучшением условий содержания рыб. В этот период аквариумы были закрыты навесами, повышения парциального давления кислорода в воде не происходило, содержание кислорода повышалось, газообмен рыб усиливался, что привело к повышению обменных процессов сеголеток осетра, относительный и среднесуточный прирост повысился.

Коэффициент массонакопления и индекс относительной толщины являются важными параметрами при исследовании сеголеток осетра, поскольку данные показатели характеризует рост и развитие рыбы. Таким образом, при изучении пробиотика аквапурин выявлено незначительное влияние аквапурина на коэффициент массонакопления, но хорошо выражен эффект последействия препарата через 30 суток на индекс относительной толщины сеголеток осетра. Наиболее высокие показатели по индексу относительной толщины наблюдались у осетров 1-й опытной группы которым препарат задавали в дозе 10 мкл/кг массы рыб.

В результате анализа полученных данных отмечаем, что за опытный период рыбы 1-2-й опытных групп по абсолютной массе, относительному и среднесуточному приросту превышали аналогов из контроля. Наиболее высокие показатели наблюдались у сеголеток 1-й опытной группы, которым препарат задавали в дозе 10 мкл/кг, что доказывает зависимость эффективности применения аквапурина от дозы препарата.

2.2.2.2. Абсолютная масса, относительный и среднесуточный прирост, коэффициент массонакопления и индекс относительной толщины годовиков 2+ осетра

До применения препарата абсолютная масса рыб из разных групп существенно не различалась. При применении аквапурина скорость роста осетров изменялась (табл. 18).

На 10-й день эксперимента осетры 1-3-й опытных групп по абсолютной массе превышали годовиков 2+ осетров из контрольной группы на 6,7 (P<0,05); 19,2 и 31,2 (P<0,001) г соответственно. На 20-е сутки опыта осетры 1-3-й опытных групп увеличили абсолютную массу в сравнении с осетрами из контрольной группы на 15,4; 79,8 и 104,0 (P<0,001) г соответственно. На 30-е сутки опыта осетры 1-3-й опытных групп также превышали контроль на 13,3 (P<0,001); 105,2 (P<0,01) и 142,7 (P<0,001) г соответственно. На 60-й день опыта рыбы 1-3-й опытных групп были тяжелее осетров из контрольной группы на 56,4 (P<0,01); 267,8 и 288,7 (P<0,001) г соответственно. Таким образом, при введении аквапурина скорость роста осетров 2+ повышалась (рис. 9). Максимальный прирост абсолютной массы наблюдался у осетров 3-й опытной группы, которым аквапурин задавали в дозе 20 мкл/кг массы. Осетры 3-й опытной группы увеличили массу в сравнении с осетрами 1-2-й опытных групп на 10-е сутки опыта на 24,5 и 12,0 г; на 20-е сутки опыта на 88,6 и 24,2 г; на 30-е сутки опыта на 129,4 и 35,7 г; на 60-е сутки на 232,3 и 20,9 соответственно. Высокий прирост абсолютной массы регистрировали и у осетров 2-й опытной группы, которым аквапурин задавали в дозе 10 мкл/кг массы. Рыба 2-й опытной группы по массе превышала аналогов из 1-й опытной группы на 10-й, 20-й, 30-й и 60-й день эксперимента на 12,5; 64,4; 91,9; 211,4 г соответственно. Следовательно, выраженность прироста абсолютной массы годовиков 2+ находилась в прямой зависимости от дозы аквапурина. Максимальную абсолютную массу регистрировали у осетров 1-3-й опытных групп на 60 сутки исследований, то есть через 30 суток после окончания введения пробиотика. Проанализировав данные 2-3-й опытных годовиков 2+ групп по таблице 18,

Таблица 18 - Абсолютная масса годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (г) (M±m)

Группа

До применения

10 сутки

20 сутки

30 сутки

60 сутки

За опытный период

1-я опытная

989,80± 0,8

1084,90±

1,8*

1305,60±

1,2***

1413,90±

1,4***

1656,90±

7,3**

1290,22±

1,4***

2-я опытная

989,50± 0,6

1097,40± 1,8***

1370,0±1,7***

1505,80±

2,1***

1868,30±

8,4***

1366,20±

1,9***

3-я опытная

988,10± 0,7

1109,40± 2,6***

1394,20± 1,2***

1543,30±

1,0***

1889,20±

4,7***

1384,84±

1,1***

Контрольная

989,30± 0,8

1078,20± 2,2

1290,20± 1,6

1400,60±

2,0

1600,50±

14,7

1271,76±

3,4

 

нами выявлена прямая зависимость от продолжительности применения препарата: чем дольше применяется препарат, тем выше эффективность его применения. Если на 10-е сутки эксперимента масса годовиков 2+ осетра 2-й опытной группы превышала осетров из группы контроля на 19,2 и 31,2 г соответственно, то к 30-м суткам эксперимента разница уже составила у рыб 2-

Рис. 9 - Абсолютная масса годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (г)

й опытной группы 105,2 г, а у годовиков 2+ 3-й опытной группы 142,7 г (рис. 9).

При изучении результатов по относительному приросту нами установлено повышение показателей годовиков 2+ осетра 1-3-й опытных групп по сравнению с контролем.

По данным таблицы 19 видно, что на 10-й день эксперимента осетры 1-3-й опытных групп превосходили рыб контрольной группы по относительному приросту на 6,6 (P <0,05); 21,1 и 35,5 (P<0,001) % соответственно. На 20-е сутки опыта осетры 1-3-й опытных групп превысили данный показатель рыб из контрольной группы на 3,5; 26,5 (P<0,001) и 31,1 (P<0,001) % соответственно. На 30-е сутки эксперимента у осетров 1-й опытной группы относительный прирост был незначительно ниже прироста осетров контрольной группы, а осетры 2-3-й опытных групп превышали относительный прирост годовиков 2+ осетра из контрольной группы на 16,5 и 24,7 (P<0,001) % соответственно. На 60-й день опыта осетры 1-3-й опытных групп имели показатели выше, чем у рыб контрольной группы на 20,2 (P<0,05); 67,8 и 56,6 (P<0,001) % соответственно.

Таким образом, при введении аквапурина относительный прирост годовиков 2+ повышался. Максимальный относительный прирост в период применения аквапурина устанавливали у осетров 3-й опытной группы, в которой рыбы получали аквапурин в дозе 20 мкл/кг, также высокие показатели наблюдались у рыб 2-й опытной группы. Осетры 3-й опытной группы превышали рыб из 1-2-й опытных групп на 10-й день эксперимента на 27,0 и 11,9%; на 20-е сутки опыта на 20,6 и 3,6%; на 30 сутки опыта на 29,2 и 7,7%.

Таблица 19 - Относительный прирост годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (%) (M±m)

Группа

10 сутки

20 сутки

30 сутки

60 сутки

За опытный период

1-я опытная

9,6±0,3*

20,3±1,0

8,2±0,2

17,2±0,8*

 

13,83±0,3***

2-я опытная

10,9±0,3***

24,8±1,4**

9,9±0,2***

24,0±1,3***

 

17,41±0,7***

3-я опытная

12,2±0,5***

25,7±1,0***

10,6±0,3***

22,4±1,3***

 

17,72±0,3***

Контрольная

9,0±0,3

19,6±0,9

8,5±0,2

14,3±0,8

 

10,94±0,2

 

 

Высокий относительный прирост регистрировали и у осетров 2-й опытной группы, которым аквапурин задавали в дозе 10 мкл/кг массы. Рыба 2-й опытной группы по данному показателю была выше осетров из 1-й опытной группы на 10-е, 20-е и 30-е сутки опыта на 13,5; 22,2 и 20,7%. В период после окончания введения пробиотика, на 60-й день опыта, максимальный относительный прирост регистрировали у рыб 2-3-й опытных групп. Следовательно, нами установлено, что выраженность относительного прироста также имела прямую зависимость от дозы аквапурина. Максимальная эффективность аквапурина наблюдалась при применении препарата в дозе 20 мкл/кг массы рыб. При применении препарата в дозе 10 мкл/кг также наблюдались высокие показатели. Максимальный относительный прирост регистрировали у осетров 1-3-й опытных групп на 20 сутки исследований.

Среднесуточный прирост у рыб 1-3-й опытных групп изменялся с той же закономерностью, как и относительный прирост (табл. 20). Согласно данным таблицы 20 на 10-й день эксперимента осетры 1-3-й опытных групп превышали

Таблица 20 - Среднесуточный прирост годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (г) (M±m)

Группа

10 сутки

20 сутки

30 сутки

60 сутки

За опытный период

1-я опытная

9,51±0,3

22,07±0,3**

10,83±0,1

8,09±0,2*

12,63±0,1***

2-я опытная

10,79±0,2***

27,26±0,3***

13,55±0,1***

12,07±0,3***

15,92±0,1***

3-я опытная

12,26±0,4***

28,35±0,4***

14,91±0,1***

11,53±0,2***

16,76±0,0***

Контрольная

8,94±0,3

21,20±0,2

11,05±0,2

6,65±0,5

10,30±0,1

 

 

осетров из контрольной группы на 0,57; 1,85 и 3,32 (P<0,001) г соответственно. На 20-е сутки опыта годовики 2+ осетра 1-3-й опытных групп были тяжелее рыб контрольной группы на 0,87 (P<0,01); 6,4 и 7,15 (P<0,001) г соответственно. На 30-е сутки опыта у рыб 1-й опытной группы среднесуточный прирост был незначительно ниже этого показателя осетров контрольной группы. Осетры 2-3-й опытных групп превышали показатели прироста контроля на 2,5 и 3,86 (P<0,001) г соответственно. На 60-й день опыта рыбы 1-3-й опытных групп превзошли по приросту осетров из контроля на 1,44 (P<0,05); 5,42 и 4,88 (P<0,001) г соответственно. Таким образом, при введении аквапурина, среднесуточный прирост годовиков 2+ осетров повышался. Наиболее высокий среднесуточный прирост, в период введения аквапурина в течение первых 30-ти дней эксперимента, наблюдали у осетров 3-й опытной группы, которым аквапурин задавали в дозе 20 мкл/кг массы. Осетры 3-й опытной группы превышали рыб из 1-2-й опытных групп на 10-й день эксперимента на 2,75 и 1,47 г; на 20-й день исследования на 6,28 и 1,09 г; на 30 сутки опыта на 4,08 и 1,36 г. Высокие показатели среднесуточного прироста регистрировали и у осетров 2-й опытной группы, которые получали аквапурин в дозе 10 мкл/кг массы. Рыба 2-й опытной группы по изучаемому показателю превысила осетров из 1-й опытной группы на 10-е, 20-е и 30-е сутки эксперимента на 1,28; 5,19 и 2,72 г соответственно. На 60-й день эксперимента высокие показатели среднесуточного прироста регистрировали у рыб 2-3-й опытных групп. Анализ результатов позволил выявить, что существует закономерность, а именно, зависимость прироста осетров от дозы введения пробиотика. Причем высокие показатели среднесуточного прироста осетров наблюдаются при введении аквапурина в дозе 20 мкл/кг массы рыб и регистрировались, особенно у осетров 1-3-й опытных групп на 20-е сутки исследований.

Коэффициент массонакопления (рис. 10; табл. 21) согласно результатам наших исследований на 10-е, 20-е, 30-е и 60-е сутки в 1-й опытной группе был равен 0,0,9±0,00; 0,19±0,00 (P<0,05); 0,09±0,00 и 0,06±0,00 (P<0,05) соответственно. На 10-й; 20-й, 30-й и 60-й день коэффициент массонакопления годовиков 2+ осетров 2-й опытной группы соответствовал величине 0,10±0,00;

0,23±0,00 (P<0,001); 0,10±0,00 (P<0,001); и 0,08±0,00 (P<0,001). На 10-й; 20-й, 30-й и 60-й день коэффициент массонакопления у осетров 3-й опытной группы составил 0,11±0,00; 0,24±0,00 (P<0,001); 0,11±0,01 (P<0,001) и 0,08±0,00 (P<0,001) соответственно. На 10-й, 20-й, 30-й и 60-й день коэффициент массонакопления у осетров контрольной группы равнялся 0,10±0,02; 0,18±0,00; 0,09±0,00 и 0,05±0,00 соответственно (табл. 21). Согласно полученным результатам, на 10-е сутки коэффициент массонакопления у осетров 1-й опытной группы был ниже, чем у осетров из контроля на 11,1%, тогда как у

Рис. 10 - Коэффициент массонакопления годовиков 2+ осетра при применении аквапурина

годовиков 2+ 2-й опытной группы изучаемый показатель был равен результатам контроля; а у рыб 3-й опытной группы превышал аналогов из контроля на 10%. Значительное увеличение коэффициента массонакопления

Таблица 21 - Коэффициент массонакопления годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Коэффициент массонакопления (сутки).

Норма 0,1-0,15

10

20

30

60

1-я опытная

0,09± 0,00

0,19± 0,00*

0,09±0,00

0,06±0,00*

2-я опытная

0,10± 0,00

0,23± 0,00***

0,10±0,00***

0,08±0,00***

3-я опытная

0,11± 0,00

0,24± 0,00***

0,11±0,01***

0,08±0,00***

Контрольная

0,10± 0,02

0,18± 0,00

0,09±0,00

0,05±0,00

 

 

наблюдалось на 20-е сутки опыта во всех группах. В соответствии с тем, что в этот период у годовиков 2+ осетров из контрольной группы также наблюдалось повышение коэффициента массонакопления, мы предполагаем, что динамика повышения не связана с применением аквапурина. На 30-е сутки применения препарата у осетров 1-3-й опытных групп были получены данные аналогичные 10-му дню эксперимента, осетры 2-3-й опытных групп превышали аналогов из контроля на 11,1 и 22,2%. В период последействия препарата коэффициент массонакопления в 1-3-й опытных и контрольной группе понизился. Однако осетры 1-3-й опытных групп все же превышали по данному показателю годовиков 2+ из контрольной группы на 20; 60 и 60% соответственно. Период последействия препарата по коэффициенту массонакопления был хорошо выражен.

На 10-й день эксперимента индекс относительной толщины у осетров 1-3-й опытных групп соответствовал аналогам из контроля и составил 0,16 (табл. 22). На 20-й день опыта у годовиков 2+ осетров 1-3-й опытных групп индекс относительной толщины также соответствовал контролю и был равен 0,16 (P<0,05). На 30-е сутки опыта у осетров 1-3-й опытных групп и контроля значения индекса относительной толщины не отличались и были равны 0,16 Таблица 22 - Индекс относительной толщины годовиков 2+ осетров при применении аквапурина (M±m)

Группа

Индекс относительной толщины (сутки)

Норма 0,1-0,2

10

20

30

60

1-я опытная

0,16 ± 0,00

0,16 ± 0,00

0,16 ± 0,00

0,16±0,00

2-я опытная

0,16 ± 0,00

0,16 ± 0,00*

0,16 ± 0,00*

0,16±0,00

3-я опытная

0,16 ± 0,00

0,16 ± 0,00*

0,16 ± 0,00

0,17±0,00*

Контрольная

0,16 ± 0,00

0,16 ± 0,00

0,16 ± 0,00

0,16 ± 0,00

(P<0,05). В период последействия препарата у осетров 3-й опытной группы данный показатель возрос до 0,17±0,00 (P<0,05) и превысил аналогов из контроля. Этот период у годовиков 2+ осетра 1-2-й опытных групп характеризовался тем, что индекс относительной толщины соответствовал аналогу из контроля и составил 0,16. Согласно полученным данным, отмечаем, что эффективность действия препарата на индекс относительной толщины была выражена слабо. Осетры 1-3-й опытных групп в период применения аквапурина и через 30 дней после окончания введения препарата по индексу относительной толщины достоверно не отличались от осетров контрольной группы.

Коэффициент массонакопления и индекс относительной толщины является важным параметром при исследовании годовиков 2+ осетра. При изучении влияния пробиотика аквапурин было выявлено повышение

 

коэффициента массонакопления во время введения препарата и через 30 суток после окончания применения аквапурина. Наибольшие показатели по коэффициенту массонакопления наблюдались у осетров 3-й опытной группы, которой препарат задавали в дозе 20 мг/кг массы рыб. Эффективность последействия аквапурина по коэффициенту массонакопления достаточно высокая. Эффективность действия препарата на индекс относительной толщины была слабо выражена. Осетры 1-3-й опытных групп в период применения аквапурина и через 30 дней после окончания введения препарата по индексу относительной толщины достоверно не отличались от осетров контрольной группы.

В результате анализа полученных данных отмечаем, что за опытный период рыбы 3-й опытной группы имели лучшие показатели по абсолютной массе, относительному, среднесуточному приросту, коэффициенту массонакопления по сравнению с осетрами 1-2-й опытных групп и контроля. Полученные данные доказывают зависимость эффективности применения аквапурина от дозы препарата. Применение аквапурина в дозе 20 мкл/кг показало максимальное действие на интенсивность роста годовиков 2+ осетра.

При сравнении полученных данных по сеголеткам и годовикам 2+ осетра выявлялись общие закономерности и различия:

- По абсолютной массе сеголеток осетра 1-й опытной группы в начальный период опыта (6-26-е сутки) показатели были выше, чем у осетров из контроля. На 36-е сутки опыта осетры 1-й опытной группы уступали сеголеткам из контроля; на 46-й день абсолютная масса рыб 1-й опытной группы соответствовала аналогам из контроля; на 56-е сутки сеголетки 1-й опытной группы снова превышали рыб из контроля. Осетры 2-й опытной группы на 6-е сутки эксперимента по абсолютной массе соответствовали осетрам из контрольной группы; на 16-е сутки рыбы 2-й опытной группы уступали контролю по абсолютной массе. В период за 26-56-е сутки у сеголеток осетра 2-й опытной группы наблюдалась динамика повышения абсолютной массы по сравнению с сеголетками из контроля. У осетров 3-й опытной группы в начальный период эксперимента на 6-16-е сутки наблюдалась динамика понижения данного показателя по сравнению с контролем. На 26-56-е сутки осетры 3-й опытной группы превышали аналогов из контроля. За опытный период сеголетки осетра 1-й опытной группы показали наилучшие результаты и превысили аналогов из контроля на 4,9%. У годовиков 2+ осетра абсолютная масса рыб 1-3-й опытных групп на протяжении всего опыта была выше, чем у аналогов из контроля. Наиболее высокие результаты за опытный период наблюдались у осетров 3-й опытной группы; рыбы превышали аналогов из контроля на 8,8%. По абсолютной массе у сеголеток и годовиков 2+ осетра была выявлена зависимость эффективности применения препарата от дозы аквапурина. Сеголеткам осетра наиболее эффективно применение препарата в дозе 10 мкл/кг; годовикам в дозе 20 мкл/кг. Тем не менее при сравнении применения препарата аквапурин годовикам 2+ в дозе 10 мкл/кг также зафиксированы высокие показатели абсолютной массы в сравнении с контролем.

- По относительному приросту сеголетки осетра 1-й опытной группы на 6-е, 26-36-е сутки были меньше, чем рыбы контроля. Однако эта величина на 16-е, 46-56-е сутки опыта у осетров 1-й опытной группы уже превышала сеголеток из контроля. Осетры 2-й опытной группы на 6-е и 36-е сутки эксперимента по относительному приросту уступали осетрам из контрольной группы; тогда как на 16-26-е и 46-56-е дни рыбы данной группы превышали контроль. В начальный период эксперимента на 6-16-е сутки у осетров 3-й опытной группы наблюдалось в динамике повышение указанного показателя по сравнению с контролем. Тем не менее, на 26-56-е сутки эти осетры по относительному приросту оказались ниже аналогов из контроля. Установлено, что за опытный период сеголетки осетра 2-й опытной группы показали наилучший результат прироста, который превысил аналогов из контроля на 12,9%.

Относительный прирост годовиков 2+ осетра 1-3-й опытных групп на протяжении всего опыта был выше, чем у аналогов из контроля. Наиболее высокие результаты за опытный период наблюдались у осетров 3-й опытной группы; рыбы превышали аналогов из контроля по относительному приросту на 26,5%. По указанному показателю у сеголеток и годовиков 2+ осетра была выявлена зависимая эффективность применения аквапурина от дозы препарата. Причем сеголеткам осетра наиболее эффективно применение препарата в дозе 5 мкл/кг, а годовикам в дозе 20 мкл/кг. Однако, следует отметить, что при применении пробиотика аквапурин годовикам 2+ в дозе 10 мкл/кг также наблюдались высокий относительный прирост по сравнению с контролем. Подобное выявлено при применении препарата в дозе 5 мкл/кг массы рыб по относительному приросту годовиков 2+ осетра за опытный период в сравнении с контролем, однако показатели были ниже, чем у рыб 2-3-й опытных групп.

- Среднесуточный прирост сеголеток осетра 1-й опытной группы на 6-16-е, 46-56-е сутки был выше, чем у осетров из контроля. Тем не менее, на 26-36-е сутки опыта эти осетры уступали по данному показателю сеголеткам из контроля. Осетры 2-й опытной группы в начальный период опыта (на 6-16-е сутки) по среднесуточному приросту уступали осетрам из контрольной группы, но на 26-56-е дни уже превышали по данной величине контроль. У осетров 3-й опытной группы как среднесуточный, так и относительный прирост, в начальный период эксперимента на 6-16-е сутки характеризовался повышением по сравнению с контролем. На 26-56-е сутки осетры 3-й опытной группы по среднесуточному приросту были ниже аналогов из контроля. За опытный период сеголетки осетра 1-й опытной группы по среднесуточному приросту так же, как и по абсолютной массе показали наилучшие результаты и превысили аналогов из контроля на 52,0%.

На протяжении всего опыта у годовиков 2+ осетра среднесуточный прирост рыб 2-3-й опытных групп был выше, чем у аналогов из контроля. Однако у осетров 1-й опытной группы на 30-е сутки эксперимента среднесуточный прирост был ниже, чем у аналогов из контроля. Наиболее высокие результаты за опытный период по среднесуточному и относительному приросту, абсолютной массе наблюдались у осетров 3-й опытной группы; рыбы превышали аналогов из контроля на 22,6%. По среднесуточному приросту у сеголеток и годовиков 2+ осетра наблюдалась зависимость эффективности применения аквапурина от дозы препарата. Сеголеткам осетра наиболее эффективно применение препарата в дозе 10 мкл/кг; годовикам в дозе 20 мкл/кг. За опытный период при применении пробиотика в дозе 5 мкл/кг массы рыб среднесуточный прирост сеголеток и годовиков 2+ осетра незначительно превышал контроль, тем не менее, по сравнению с 1-й, 3-й опытными группами сеголеток и 2-3-й опытными группами годовиков показатели оказались ниже. Применение пробиотика аквапурин годовикам 2+ в дозе 10 мкл/кг позволили выявить высокие показатели среднесуточного прироста по сравнению с контролем.

- По коэффициенту массонакопления сеголеток осетра 1-й опытной группы на 6-е сутки показатели соответствовали осетрам из контроля. На 16-26-е и 46-56-е сутки опыта осетры 1-й опытной группы превышали рыб из контрольной группы. Тем не менее, на 36-й день рыбы 1-й опытной группы имели меньший коэффициент массонакопления, чем осетры из контроля. Рыбы 2-й опытной группы в начальный период опыта (на 6-е сутки эксперимента) по коэффициенту массонакопления соответствовали рыбам из контроля, на 16-е, 36-е дни осетры указанной группы уступали показателям контроля. Однако на 26-е, 46-56-е сутки сеголетки превышали аналогов из контроля по коэффициенту массонакопления. По этому показателю у осетров 3-й опытной группы подобно относительному и среднесуточному приросту в начальном периоде эксперимента (на 6-16-е сутки) наблюдалась динамика повышения коэффициента массонакопления по сравнению с контролем. На 26-56-е сутки осетры 3-й опытной группы по изучаемому показателю оказались ниже аналогов из контроля. Таким образом, зависимости эффективности применения препарата на сеголеток осетра по коэффициенту массонакопления не выявлено.

Изучение влияния пробиотика на годовиков 2+ осетра 2-3-й опытных групп в течение всего опыта позволило установить, что коэффициент массонакопления соответствовал или превышал данный показатель рыб из контроля. У осетров 1-й опытной группы в начале опыта (на 10-е сутки) коэффициент массонакопления был незначительно ниже годовиков 2+ осетра из контроля. Однако с 20-х по 60-е сутки исследования коэффициент массонакопления годовиков 2+ осетра 1-й опытной группы соответствовал или превышал аналогов из контроля. За опытный период по коэффициенту массонакопления наиболее высокие результаты наблюдались у осетров 3-й опытной группы. Следовательно, по коэффициенту массонакопления у годовиков 2+ осетра в отличие от сеголеток выявилась зависимость эффективности применения аквапурина от дозы препарата. Годовикам 2+ осетра наиболее эффективно применение препарата в дозе 20 мкл/кг.

- По индексу относительной толщины сеголеток осетра 1-3-й опытных групп на 30-е сутки показатели были ниже, чем у осетров из контроля. На 60-90-е сутки опыта сеголетки осетра 1-3-й опытных групп по изучаемому показателю соответствовали или превышали аналогов из контроля. Сеголетки осетра 1-й опытной группы по индексу относительной толщины показали наилучшие результаты. У годовиков 2+ осетра 1-2-й опытных групп индекс относительной толщины в течение всего опыта соответствовал данному показателю рыб из контроля. Однако у осетров 3-й опытной группы на 60-е сутки индекс относительной толщины был выше, чем у годовиков 2+ осетра из контроля. По индексу относительной толщины годовиков 2+ осетра зависимости эффективности применения препарата от дозы не выявлено, в отличие от сеголеток. Сеголеткам осетра наиболее эффективно применение препарата в дозе 10 мкл/кг.

- На 26-е сутки у сеголеток и 20-е сутки у годовиков 2+ осетра наблюдалось резкое повышение интенсивности роста рыб. В связи с тем, что интенсивность роста повышалась не только у осетров 1-3-й опытных групп, но и у рыб из контроля, мы предполагаем, что с применением препарата повышение интенсивности роста рыб не было связано. Мы считаем, что это объясняется улучшением условий содержания рыб. В этот период аквариумы были закрыты, не происходило повышения парциального давления кислорода в воде, повышалось содержание кислорода, усиливался газообмен рыб, что и привело к повышению обменных процессов рыб и ускорению интенсивности роста.

Таким образом, у сеголеток осетра по абсолютной массе, среднесуточному приросту и индексу относительной толщины наиболее высокие показатели наблюдались у осетров 1-й опытной группы, которым препарат задавали в дозе 10 мкл/кг. У годовиков 2+ осетра по абсолютной массе, относительному и среднесуточному приросту, а также по коэффициенту массонакопления максимальные показатели наблюдались у осетров 2-й и 3-й опытных групп которым препарат задавали в дозе 10 и 20 мкл/кг соответственно.

 

 

2.2.3. Экстерьерные показатели осетра

2.2.3.1. Экстерьерные показатели сеголеток осетра

Перед началом применения пробиотика сеголетки из 1-3-й опытных групп и контроля по коэффициенту Фультона, индексу прогонистости и индексу обхвата тела различались незначительно. При применении аквапурина экстерьерные показатели сеголеток осетра изменялись.

Коэффициент Фультона является важным биологическим показателем состояния сеголеток осетра (табл. 23) и указывает на степень готовности рыб к зимовке, то есть по нему можно оценить степень зимостойкости рыбы.

Таблица 23 - Коэффициент Фультона сеголеток осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Коэффициент Фультона (сутки)

Норма 0,36-3,2

30

60

90

1-я опытная

1,56 ± 0,15

0,90 ± 0,03

1,07 ± 0,04

2-я опытная

1,71 ± 0,19

0,84 ± 0,05

1,11 ± 0,06

3-я опытная

1,83 ± 0,19

0,94 ± 0,11

1,27 ± 0,06

Контрольная

2,05 ± 0,20

1,02 ± 0,08

1,13 ± 0,05

 

У осетров 1-й опытной группы на 30-е сутки опыта коэффициент составил 1,56±0,15, на 60-й и 90-й день эксперимента 0,90±0,03 и 1,07±0,04. Во 2-й опытной группе данный показатель на 30 дней применения препарата был равен 1,71±0,19, на 60-й день опыта снизился до 0,84±0,05, а на 90-й день увеличился до 1,11±0,06. В 3-й опытной группе коэффициент Фультона через 30 суток применения препарата был равен 1,84±0,19; на 60-е сутки снизился до 0,94±0,11, но через 30 суток после окончания введения аквапурина повысился до 1,27±0,06. В контрольной группе коэффициент Фультона на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента был равен 2,05±0,20; 1,02±0,08 и 1,13±0,05 соответственно. Таким образом, согласно результатам исследований, у осетров 1-2-й опытных групп на протяжении всего опыта коэффициент Фультона был ниже, чем у осетров из контроля. Что касается сеголеток осетра 3-й опытной группы, то в первые 60 суток опыта значение коэффициента Фультона было ниже, чем у осетров из контроля, но на 90-й день опыта на 12,4% превысил осетров из контроля. Следовательно, полученные данные по применению пробиотика аквапурин сеголеткам осетра, не выявили позитивного влияния на величину коэффициента Фультона. Причем эффективность последействия препарата несущественно проявилась только у сеголеток 3-й опытной группы.

При анализе индекса прогонистости в динамике было установлено, что на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента в 1-й опытной группе его величина составила 5,79±0,28; 7,31±0,42 и 7,50±0,28 (P<0,05) соответственно (табл. 24). Во 2-й опытной группе индекс прогонистости на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента был равен 6,04±0,27; 6,56±0,28 и 6,52±0,36 (P<0,05) соответственно. В 3-й опытной группе в перечисленные дни эксперимента индекс составлял 6,01±0,35; 6,64±0,37 и 6,85±0,21 (P<0,05) соответственно, а в контрольной группе - 5,64±0,20; 7,60±0,48 и 6,85±0,21 соответственно. Индекс прогонистости на 30-й день во всех опытных группах превысил данный показатель в контроле на 2,6; 7,0 и 6,5% соответственно. При этом анализ результатов эксперимента выявил, что индекс прогонистости сеголеток осетра 2-3-й опытных групп был выше, чем у осетров из контрольной группы только на 30-е сутки исследования, тогда как у рыб 1-й опытной группы на 9,4% на 90-е сутки опыта. На 60-й и 90-й день эксперимента индекс прогонистости у осетров 2-3-й опытных групп был ниже, чем у рыб контрольной группы. Известно, что индекс прогонистости указывает на морфологические особенности развития рыбы. Исследуемые нами сеголетки во всех группах имели индекс, который соответствовал максимальным значениям нормы рыб. Исходя из результатов эксперимента, приходим к выводу о том, что аквапурин не оказывает негативного влияния на физиологические процессы развития рыбы.

Таблица 24 - Индекс прогонистости сеголеток осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Индекс прогонистости (сутки)

Норма 3,6-7,6

30

60

90

1-я опытная

5,79 ± 0,28

7,31 ± 0,42

7,50 ± 0,28*

2-я опытная

6,04 ± 0,27

6,56 ± 0,28

6,52 ± 0,36*

3-я опытная

6,01 ± 0,35

6,64 ± 0,37

6,85± 0,21*

Контрольная

5,64 ± 0,20

7,60 ± 0,48

6,85 ± 0,21

 

При изучении в динамике индекса обхвата тела установлено, что у сеголеток 1-й опытной группы этот показатель на 30-й, 60-й и 90-й день был равен 0,18±0,00; 0,15±0,01 и 0,16±0,01 соответственно. Во 2-й опытной группе индекс обхвата тела в эти же дни эксперимента составил 0,19±0,00; 0,16±0,01 и 0,17±0,01 соответственно. Индекс обхвата в 3-й опытной группе в дни исследования равнялся величинам 0,18±0,01; 0,16±0,01 и 0,16±0,01 соответственно. В контрольной группе индекс обхвата тела на 30-й, 60-й и 90-й день эксперимента составлял 0,20±0,01; 0,17±0,01 и 0,16±0,01 соответственно (табл. 25). По индексу обхвата тела осетры 1-й и 3-й опытных групп несущественно уступали аналогам из контроля на протяжении всего периода исследования. Осетры 2-й опытной группы недостоверно превышали аналогов из контроля только на 90-е сутки исследования (на 6,25%). В соответствии со справочными данным известно, что индекс обхвата тела указывает на общее Таблица 25 - Индекс обхвата тела сеголеток осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Индекс обхвата тела (сутки)

Норма 0,1-1,3

30

60

90

1-я опытная

0,18 ± 0,00

0,15 ± 0,01

0,16 ± 0,01

2-я опытная

0,19 ± 0,00

0,16 ± 0,01

0,17 ± 0,01

3-я опытная

0,18 ± 0,01

0,16 ± 0,01

0,16 ± 0,01

Контрольная

0,20 ± 0,01

0,17 ± 0,01

0,16 ± 0,01

 

состояние рыб, их выживаемость, биологическую и коммерческую ценность мяса.

Рис. 11 - Экстерьерные показатели сеголеток осетра при применении аквапурина

По коэффициенту Фультона и индексу обхвата тела осетры всех 3-х опытных групп уступали аналогам из контроля на 30-е сутки опыта. По этим же показателям, а также по индексу прогонистости осетры опытных групп уступали аналогам из контроля на 60-е сутки опыта. Однако на 90-й день исследования осетры 3-й опытной группы по коэффициенту Фультона превышали аналогов из контроля. По индексу прогонистости несущественное превышение по сравнению с рыбами из контроля наблюдалось у сеголеток осетра 1-й опытной группы. По индексу обхвата тела на 90-е сутки исследования аналогов из контроля превышали рыбы 2-й опытной группы. Таким образом, эффективного действия препарата на экстерьерные показатели сеголеток в период применения аквапурина и через 30 суток после окончания введения препарата не выявлено (рис. 11).

2.2.3.2. Экстерьерные показатели годовиков 2+ осетра

До применения пробиотика годовики 2+ осетра из 1-3-й опытных групп и контроля по коэффициенту Фультона, индексу прогонистости и индексу обхвата тела существенно не различались. При введении пробиотика аквапурин

Таблица 26 - Коэффициент Фультона годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Коэффициент Фультона (сутки)

норма 0,36-3,2

10

20

30

60

1-я опытная

0,65 ± 0,00

0,71±0,01*

0,72 ± 0,00

0,75±0,00

2-я опытная

0,65 ± 0,00

0,74 ± 0,00

0,77±0,01***

0,84±0,01***

3-я опытная

0,65 ± 0,00

0,73 ± 0,00

0,75±0,00***

0,84±0,00***

Контрольная

0,64 ± 0,01

0,73 ± 0,01

0,72 ± 0,00

0,76±0,01

экстерьерные показатели годовиков 2+ осетра претерпевали изменения, в частности коэффициент Фультона (табл. 26).

Как видно из таблицы 26, на 10-е сутки опыта во всех экспериментальных группах коэффициент Фультона составил 0,65±0,00; а у группы контроля был несущественно ниже и равнялся 0,64±0,01. На 20-е сутки исследования коэффициент Фультона осетров 2-й опытной группы был выше, чем у осетров из контроля и был равен 0,74±0,00, тогда как в 3-й опытной группе этот показатель сравнялся с контролем и составил 0,73±0,00. У осетров 1-й опытной группы коэффициент Фультона был достоверно ниже и равнялся 0,71±0,00 (P <0,05). Однако уже на 30-й день исследования годовиков 2+ 2-3-й опытных групп коэффициент Фультона значительно превышал результаты осетров из контроля и составил 0,77±0,01 и 0,75±0,00 (P<0,001) соответственно. Одновременно в 1-й опытной группе коэффициент Фультона был равен аналогам из контроля и равнялся 0,72±0,00. При исследовании действия препарата в период последействия, то есть на 60-й день опыта, во 2-3-й опытных группах коэффициент Фультона значительно превысил аналогов из контроля и составил 0,84±0,01 и 0,84±0,00 (P<0,001) соответственно. По 1-й опытной группе значение коэффициента было незначительно ниже, чем в контроле и составило 0,75±0,00.

Исходя из результатов исследования, максимальные значения коэффициента Фультона зафиксировали у рыб 2-3-й опытных групп, которым препарат задавался в дозе 10 и 20 мкл/кг, соответственно. Максимальное повышение этого показателя наблюдалось в период последействия препарата, то есть через 30 дней после окончания применения аквапурина.

Определение индекса прогонистости у осетров 1-й опытной группы на 10-й день эксперимента доказывало соответствие его величины контролю и равнялось 4,74±0,02, тогда как у осетров 2-3-й опытных групп указанный индекс был незначительно ниже контроля и составил 4,69±0,03 и 4,68±0,04 соответственно (табл. 27). На 20-й день опыта у годовиков 2+ осетров 1-й

 

 

Таблица 27 - Индекс прогонистости годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Индекс прогонистости (сутки)

Норма 3,6-7,6

10

20

30

60

1-я опытная

4,74 ± 0,02

4,64 ± 0,03

4,41 ± 0,02

4,24±0,05

2-я опытная

4,69 ± 0,03

4,46 ± 0,03*

4,30± 0,03***

4,17±0,04

3-я опытная

4,68 ± 0,04

4,50 ± 0,06

4,28±0,03***

4,07±0,04

Контрольная

4,74 ± 0,04

4,58 ± 0,03

4,46 ± 0,02

4,21±0,05

 

опытной группы индекс прогонистости составил 4,64±0,03 и был незначительно выше, чем у осетров из контроля. У рыб 2-3-й опытных групп показатель также сохранял величину ниже аналогов из контроля и равнялся 4,46±0,03 и 4,50±0,06 (P<0,05) соответственно. У всех опытных групп на 30-е сутки опыта индекс прогонистости был несущественно ниже, чем у осетров из контроля, который был равен 4,41±0,02; 4,30±0,03 и 4,28±0,03 (P<0,001) соответственно. На 60-е сутки эксперимента индекс прогонистости снизился во всех опытных группах, в том числе и контроле. Тем не менее, у осетров контрольной группы индекс был незначительно выше, чем у рыб 2-3-й опытных групп и составил 4,21±0,05. В эти суки рыбы из 1-3-й опытных групп имели индекс равный величинам 4,24±0,06; 4,17±0,04 и 4,07±0,04 (P<0,05) соответственно. Максимальное значение индекса прогонистости в опытных и контрольной группах выявлено на 10-й день введения пробиотика. Таким образом, действие аквапурина на индекс прогонистости годовиков 2+ осетров зависит от дозы введения пробиотика. Наиболее высокие показатели наблюдались у годовиков 2+ осетра 1-й опытной группы которым препарат задавали в дозе 5 мкл/кг.

Индекс обхвата тела у осетров 1-3-й опытных групп на 10-й день эксперимента соответствовал аналогам из контроля и составил 0,54±0,00 (табл. 28). На 20-е сутки у годовиков 2+ осетров 1-й опытной группы индекс обхвата тела был равен 0,53±0,00 (P<0,05). Значение данного показателя у годовиков 2+ осетра 2-3-й опытных групп соответствовало аналогам из контроля и составило 0,54±0,00. На 30-е сутки опыта у осетров 2-й опытной группы индекс обхвата тела равнялся величине 0,54±0,00, что соответствовала показателю из контроля. В 1-й и 3-й опытных группах индекс обхвата тела был несущественно ниже данных осетров из контроля и составил 0,53±0,00. На 60-е сутки эксперимента индекс обхвата тела повысился, причем во всех опытных группах и в контроле, был равен 0,57±0,00.

Таким образом, определено, что при использовании аквапурина индекс обхвата тела годовиков 2+ осетров изменяется несущественно.

Таблица 28 - Индекс обхвата тела годовиков 2+ осетра при применении аквапурина (M±m)

Группа

Индекс обхвата тела (сутки)

Норма 0,1-1,3

10

20

30

60

1-я опытная

0,54 ± 0,00

0,53 ± 0,00*

0,53 ± 0,00

0,57±0,00

2-я опытная

0,54 ± 0,00

0,54 ± 0,00

0,54 ± 0,00

0,57±0,00

3-я опытная

0,54 ± 0,00

0,54 ± 0,00

0,53 ± 0,00

0,57±0,00

Контрольная

0,54 ± 0,00

0,54± 0,00

0,54± 0,00

0,57±0,00

При изучении экстерьерных показателей годовиков 2+ осетра Acipenser baerii выявлено позитивное действие препарата на основные показатели:

коэффициент Фультона, индекс прогонистости. На индекс обхвата тела применение препарата аквапурин оказывал незначительное влияние (рис. 12).

При сравнении экстерьерных показателей сеголеток и годовиков 2+ выявлены общие закономерности и различия:

- По коэффициенту Фультона сеголетки осетра 1-2-й опытных групп уступали аналогам из контроля в течение периода применения препарата и на 30-е сутки после окончания введения аквапурина. Осетры 3-й опытной группы незначительно превышали аналогов из контроля на 30-е сутки после окончания применения препарата. У годовиков 2+ осетра эффективность применения аквапурина была значительно выше, чем у сеголеток: годовики 2+ осетра 2-й опытной группы на протяжении всего опыта превышали аналогов из контроля. Осетры 3-й опытной группы на 10-е, 30-е и 60-е сутки превышали полученные

данные осетров из контрольной группы. По результатам исследования годовиков 2+ осетра наблюдалось выраженное последействие препарата, в

Рис. 12 - Экстерьерные показатели годовиков 2+ осетра при применении аквапурина

отличие от сеголеток. Кроме того, у годовиков 2+ была выражена зависимость эффективности применения препарата от дозы. Наиболее эффективное действие на биологическое состояние, степень готовности к зимовке оказывало применение аквапурина в дозе 10 и 20 мкл/кг массы рыб. У сеголеток осетра выраженности эффективности применения препарата от дозы не выявлено.

- По индексу прогонистости, который указывает на морфологические особенности развития рыбы, сеголетки осетра на 30-й день эксперимента не существенно превышали аналогов из контроля. Однако на 60-е и 90-е сутки опыта сеголетки 2-3-й опытных групп уступали осетрам из контрольной группы. Рыбы 1-й опытной группы несущественно превышали аналогов из контроля на 30-е сутки после окончания применения препарата. У годовиков 2+ осетра эффективность применения аквапурина была незначительно выше, чем у сеголеток: годовики 2+ осетра 1-й опытной группы на 10-е сутки опыта соответствовали аналогам из контроля, но на 20-е и 60-е сутки рыбы несущественно превышали эти показатели. Годовики 2+ осетра 1-3-й опытных групп на 30-е сутки опыта уступали рыбам из контрольной группы. По результатам исследования сеголеток и годовиков 2+ осетра эффект последействия препарата не был выражен. Тем не менее, у годовиков 2+ была выражена зависимость эффективности применения препарата от дозы. Наиболее эффективное действие на индекс прогонистости оказало применение аквапурина в дозе 5 мкл/кг массы рыб. У сеголеток осетра выраженности эффективности применения препарата от дозы не выявлено. Наиболее высокие показатели у сеголеток 1-й и 3-й опытных групп наблюдались на 90-е стуки опыта; у сеголеток 2-й опытной группы на 60-е. У годовиков максимальные данные значения индекса прогонистости у 1-3-й опытных групп наблюдались на 10-е сутки опыта.

- По индексу обхвата тела, который указывает на общее состояние рыб, биологическую и коммерческую ценность мяса, сеголетки осетра 1-й и 3-й опытных групп уступали аналогам из контроля в течение периода применения препарата и на 30-е сутки после окончания введения аквапурина. Осетры 2-й опытной группы незначительно превышали аналогов из контроля на 30-е сутки после окончания применения препарата. У годовиков 2+ осетра эффективность применения аквапурина на индекс обхвата тела, также как у сеголеток была не выражена. Осетры 1-3-й опытных групп в течение всего опытного периода по изучаемому показателю были равны или уступали осетрам из контрольной группы. Согласно результатам исследования сеголеток и годовиков 2+ осетра эффект последействия препарата не выражен. У изучаемых возрастных групп осетров зависимости эффективности применения препарата от дозы по индексу обхвата тела не обнаружено.

2.2.4. Биохимические показатели сыворотки крови осетра

2.2.4.1. Биохимические показатели сыворотки крови сеголеток осетра

При исследовании сыворотки крови до введения пробиотика аквапурин показатели между рыбами опытных и контрольной групп достоверно не различались (табл. 29).

При применении аквапурина биохимический анализ сыворотки крови осетров изменялся в зависимости от дозы изучаемого препарата (табл. 30).

В течение всего периода эксперимента у сеголеток осетра опытных и контрольной групп результаты биохимического анализа сыворотки крови соответствовали норме, однако имели различия. На 30-й день эксперимента ферменты АЛТ и АСТ, которые присутствуют в большем количестве в клетках печени и почек и в небольшом количестве в клетках сердца и мышц сеголеток, у осетров 1-3-й опытных группах оказались ниже, чем у рыб из контрольной группы: по АЛТ на 2,6; 2,7 и 3,3 Ед/л; по АСТ на 3,7; 2,8 и 3,2 Ед/л соответственно. На 60-й день у рыб 1-3-й опытных групп показатели сыворотки крови были ниже, чем у сеголеток из контроля: по АЛТ на 4,8; 4,4 и 3,2 Ед/л; по АСТ на 3,4; 2,7 и 2,3 Ед/л соответственно (табл. 31). 90-й день эксперимента характеризовался тем, что показатели сыворотки крови рыб 1-3-й опытных групп были ниже, чем у сеголеток из контроля: по АЛТ на 4,6; 3,5 и 2,4 Ед/л, а по АСТ на 4,1; 3,7 и 2,8 Ед/л соответственно. Максимальное снижение концентрации АЛТ в сыворотке крови рыб первых 2-х опытных групп наблюдалось на 60-е сутки введения аквапурина и составило 21,9 и 20,1% соответственно. У рыб 3-й опытной группы по сравнению с осетрами контрольной группы максимальное уменьшение отмечено в первые 30 суток и составило 14,4 %.

Таблица 29 - Биохимические показатели сыворотки крови сеголеток осетра до применения аквапурина (M±m)

Группа

АЛТ

(Ед/л)

Норма:

15,05-27,80

АСТ

(Ед/л)

Норма:

46,5-59,8

Кальций

(мМ/л)

Норма:

2,9-4,0

Протеин

(г/л)

Норма:

20,3-72,0

Альбумин

(г/л)

Норма:

18,3-30,3

1-я опытная

20,12±1,23

50,86±4,39

2,95±0,31

39,46±4,71

22,18±3,38

2-я опытная

21,62±2,33

54,38±7,34

2,84±0,29

43,08±3,67

22,12±1,28

3-я опытная

20,32±0,78

53,38±4,79

2,90±0,39

42,66±4,31

23,04±3,42

Контрольная

22,12±2,77

53,0±1,78

2,53±0,41

41,34±5,17

25,58±3,42

 

По сравнению с осетрами из контрольной группы, по АСТ наиболее выраженное понижение наблюдалось у сеголеток осетра 1-2-й опытных групп на 90 сутки опыта, что составило 12,9 и 8,9 % соответственно, у рыб 3-й опытной группы на 30-е сутки опыта равнялось 6,11 % (табл. 32).

Следовательно, содержание АЛТ и АСТ имело динамику снижения не только в период введения препарата, но и через 30 суток после окончания применения аквапурина. Наибольшее снижение АЛТ и АСТ наблюдали у сеголеток осетра 1-й опытной группы, которым пробиотик задавали в дозе 10

Таблица 30 - Биохимические показатели сыворотки крови сеголеток осетра в период применения аквапурина на 30-е сутки (M±m)

Группа

АЛТ

(Ед/л)

Норма:

15,05-27,80

АСТ

(Ед/л)

Норма:

46,5-59,8

Кальций

(мМ/л)

Норма:

2,9-4,0

Протеин

(г/л)

Норма:

20,3-72,0

Альбумин

(г/л)

Норма:

18,3-30,3

1-я опытная

20,24±2,21

48,92±1,68

3,34±0,47*

46,56±4,77

24,52±1,95

2-я опытная

20,20±1,76

49,82±2,85

2,99±0,36

46,16±3,0

24,06±2,08

3-я опытная

19,58±2,86

49,44±4,44

2,96±0,64

42,86±2,25

23,80±3,90

Контрольная

22,88±2,10

52,66±5,10

1,94±0,37

42,50±5,15

21,88±1,79

 

мкл/кг массы. Тем не менее, по данным наших исследований содержание АЛТ и АСТ соответствовало норме.

Таким образом, АЛТ и АСТ на протяжении опыта у сеголеток осетра опытных и контрольной групп соответствовали нормальным показателям.

Кальций является основным макроэлементом организма осетров и выполняет множество функций, важнейшей из которых является строительная. Более того, кальций участвует в процессе свертывания крови, нервно-мышечной проводимости.

На протяжении всего периода опыта концентрация кальция в сыворотке крови сеголеток осетра соответствовала норме. На 30 сутки применения препарата концентрация кальция в сыворотке крови рыб 1-3-й опытных групп была выше, чем у осетров из контрольной группы на 72,2 (P<0,05); 54,1 и 52,5%, соответственно. На 60-й день опыта концентрация кальция у осетров 1-3-й опытных групп превышала рыб из контрольной группы на 84,2; 65,3 и 63,4%, соответственно.

 

Таблица 31 - Биохимические показатели сыворотки крови сеголеток осетра в период применения аквапурина на 60-е сутки (M±m)

Группа

АЛТ

(Ед/л)

Норма:

15,05-27,80

АСТ

(Ед/л)

Норма:

46,5-59,8

Кальций

(мМ/л)

Норма:

2,9-4,0

Протеин

(г/л)

Норма:

20,3-72,0

Альбумин

(г/л)

Норма:

18,3-30,3

1-я опытная

17,14±1,86

48,06±5,79

3,72±0,61

50,38±3,79

26,08±1,83

2-я опытная

17,54±2,29

48,74±0,96

3,34±0,40

48,88±5,57

25,92±1,68

3-я опытная

18,72±2,72

49,14±1,17

3,30±0,40

45,62±5,07

25,18±1,66

Контрольная

21,94±2,82

51,46±7,65

2,02±0,46

43,20±1,30

20,32±2,80

 

 

Через 30 суток после окончания применения препарата концентрация кальция у осетров 1-3-й опытных групп превышала данный показатель по сравнению с контролем на 64,4; 55,1 и 43,2%. По данным наших исследований аквапурин не оказывал отрицательного влияния на кальциевый обмен в организме осетров и, по-видимому, на обменный процесс макроэлементов. Наиболее высокое значение кальция регистрировали у рыб 1-й опытной группы, которым пробиотик вводили в дозе 10 мкл/кг массы.

Таблица 32 - Биохимические показатели сыворотки крови сеголеток осетра после применения аквапурина через 30 суток (M±m)

Группа

АЛТ

(Ед/л)

Норма:

15,05-27,80

АСТ

(Ед/л)

Норма:

46,5-59,8

Кальций

(мМ/л)

Норма:

2,9-4,0

Протеин

(г/л)

Норма:

20,3-72,0

Альбумин

(г/л)

Норма:

18,3-30,3

1-я опытная

15,80±2,69

46,70±3,62

3,88±0,69

57,70±1,76

26,72±2,01

2-я опытная

16,94±1,55

47,08±1,94

3,66±0,64

53,92±3,76

26,04±1,28

3-я опытная

18,04±2,30

48,00±2,41

3,38±0,52

47,24±2,61

25,76±2,72

Контрольная

20,40±2,01

50,76±0,61

2,36±0,75

44,22±6,24

21,34±3,30

 

 

Содержание протеина и альбумина в сыворотке крови сеголеток осетра соответствовало норме в период эксперимента. На 30-й день эксперимента, как видно из таблицы 32, осетры 1-3-й опытных групп по величине протеина и альбумина превышали показатели осетров из контроля: по протеину на 9,5; 8,6 и 0,8%, по альбумину на 12,0; 9,9 и 8,8% соответственно. Осетры 1-3-й опытных групп на 60-й день опыта превосходили рыб из контрольной группы по протеину на 16,6; 13,1 и 5,6% соответственно, по альбумину на 28,3; 27,6 и 23,9% соответственно. На 90-е сутки наблюдения концентрация протеина в сыворотке крови сеголеток осетра 1-3-й опытных групп превышала концентрацию протеина у осетров контрольной группы на 30,5; 22,0 и 6,8% соответственно; по альбумину увеличение составило 25,2; 22,0 и 20,7% соответственно. Следовательно, нами зафиксирована максимальная концентрация данных показателей в период введения пробиотика у рыб 1-й опытной группы, которым препарат задавали в дозе 10 мкл/кг массы.

Как следует из выше изложенного, при использовании аквапурина повышается концентрация протеина и альбуминовой фракции в сыворотке крови сеголеток осетра. Повышение концентрации протеина и альбумина в сыворотке крови приводит к нормализации и стимуляции обмена веществ в организме осетров, и как следствие, к интенсивному приросту живой массы осетров. Кроме того, препарат улучшает пищеварительную функцию организма рыб, благодаря чему нормализуется всасывание белковых компонентов пищи. Аквапурин, по-видимому, повышает естественную резистентность и устойчивость организма рыб к токсическому эффекту извне.

2.2.4.2. Биохимические показатели сыворотки крови годовиков 2+ осетра

При исследовании сыворотки крови до введения аквапурина показатели между рыбами опытных и контрольной групп достоверно не различались (табл. 33). При применении аквапурина биохимический анализ сыворотки крови осетров изменялся в зависимости от дозы изучаемого препарата (табл. 34).

В течение всего периода эксперимента у годовиков 2+ осетра опытных и контрольной групп результаты биохимического анализа сыворотки крови соответствовали норме, однако имели достоверные различия. На 30-й день эксперимента величины ферментов АЛТ и АСТ у осетров в 1-3-й опытных группах уступали показателям рыб из контрольной группы по АЛТ на 0,89; 1,68 и 2,48 ЕД/л; по АСТ на 1,30; 1,70 и 5,21 ЕД/л соответственно. На 60-й день опыта показатели сыворотки крови рыб 1-3-й опытных групп были ниже, чем у рыб из контроля по АЛТ на 0,33; 1,18 и 5,08 (P<0,05) ЕД/л соответственно; по АСТ на 3,9, 4,88 и 7,06 соответственно.

Таблица 33 - Биохимические показатели сыворотки крови годовиков 2+ осетра до применения аквапурина (M±m)

Группа

АЛТ

(Ед/л)

Норма:

15,05-27,80

АСТ

(Ед/л)

Норма:

46,5-59,8

Кальций

(мМ/л)

Норма:

2,9-4,0

Протеин

(г/л)

Норма:

20,3-72,0

Альбумин

(г/л)

Норма:

18,3-30,3

1-я опытная

23,75±1,86

40,01±2,68

3,59±0,61

42,37±5,63

25,40±2,18

2-я опытная

23,79±1,79

43,30±6,33

3,40±0,59

48,15±5,88

23,19±2,43

3-я опытная

26,93±2,41

46,08±4,98

3,31±0,62

45,44±4,91

23,31±1,66

Контрольная

27,65±2,25

43,69±5,13

4,32±0,83

50,38±6,39

25,48±3,59

 

Максимальное снижение концентрации АЛТ в сыворотке крови рыб 1-2-й опытных групп по сравнению с осетрами контрольной группы отмечено в первые 30 суток, и составило 3,8 и 7,1% соответственно. У годовиков 2+ осетра 3-й опытной группы АЛТ максимально понизилась через 30 дней после окончания введения аквапурина, и составила 20,2%. По АСТ наиболее выраженное понижение по сравнению с осетрами из контрольной группы наблюдалось у рыб 1-3-й опытных групп на 60-е сутки опыта, что составило 7,1; 8,9 и 12,9 % соответственно (табл. 35). Следовательно, содержание АЛТ и

Таблица 34 - Биохимические показатели сыворотки крови годовиков 2+ осетра в период применения аквапурина на 30-е сутки (M±m)

Группа

АЛТ

(Ед/л)

Норма:

15,05-27,80

АСТ

(Ед/л)

Норма:

46,5-59,8

Кальций

(мМ/л)

Норма:

2,9-4,0

Протеин

(г/л)

Норма:

20,3-72,0

Альбумин

(г/л)

Норма:

18,3-30,3

1-я опытная

22,87±2,22

52,98±3,21

3,13±0,37

39,97±1,87

22,54±1,55

2-я опытная

22,08±1,09

52,58±4,65

3,63±0,43

47,69±4,60*

24,27±2,32

3-я опытная

21,28±1,36

49,07±3,36

3,99±0,29**

56,71±5,17**

28,41±1,28*

Контрольная

23,76±2,17

54,28±1,66

2,94±0,17

34,92±1,93

21,81±2,48

 

 

АСТ изменялось не только в течение введения аквапурина, но и через месяц после окончания периода применения пробиотика. Наибольшее снижение АЛТ и АСТ наблюдали у рыб 3-й опытной группы, которым пробиотик задавали в дозе 20 мкл/кг массы. АЛТ осетров 3-й опытной группы было ниже аналогов из 1-й и 2-й опытных групп на 30-й день на 1,59 и 0,80 ЕД/л, на 60-е сутки на 4,75 и 3,90 ЕД/л соответственно. Изменения результатов по АСТ были аналогичными.

Таким образом, по данным наших исследований содержание АЛТ и АСТ в крови годовиков 2+ осетра соответствовало норме. Более того, полученные данные соответствуют результатам опытов по сеголеткам осетра.

Таблица 35 - Биохимические показатели сыворотки крови годовиков 2+ осетра через 30 суток после применения аквапурина (M±m)

Группа

АЛТ

(Ед/л)

Норма:

15,05-27,80

АСТ

(Ед/л)

Норма:

46,5-59,8

Кальций

(мМ/л)

Норма:

2,9-4,0

Протеин

(г/л)

Норма:

20,3-72,0

Альбумин

(г/л)

Норма:

18,3-30,3

1-я опытная

24,86±2,30

50,98±2,07

3,30±0,42

45,75±2,45

24,12±1,39*

2-я опытная

24,01±1,45

50,0±3,87

3,81±0,40

51,68±4,06*

27,05±2,22

3-я опытная

20,11±0,82*

47,82±3,18

3,93±0,39*

58,71±4,35**

29,35±1,16

Контрольная

25,19±2,04

54,88±1,43

2,90±0,25

38,10±3,49

23,07±2,44

 

На протяжении всего периода опыта концентрация сыворотки кальция в крови годовиков 2+ осетра соответствовала норме. На 30-е сутки применения препарата концентрация кальция в сыворотке крови рыб 1-3-й опытных групп была выше, чем у осетров из контрольной группы на 6,5; 23,5 и 35,7% (P<0,01) соответственно. На 60-й день опыта, то есть через 30 суток после прекращения введения аквапурина, концентрация кальция у осетров 1-3-й опытных групп превышала показатели рыб из контрольной группы на 13,7; 31,4 и 35,5% (P<0,05) соответственно. За экспериментальный период концентрация кальция в сыворотке крови годовиков 2+ осетра 1-3-й опытных групп превышала концентрацию кальция у осетров контрольной группы на 10,2; 27,3 и 35,6% соответственно. Согласно полученным данным пробиотик аквапурин, видимо, активизирует обменные процессы макроэлементов в организме. При этом наблюдается зависимость эффективности применения препарата от дозы пробиотика. Наиболее высокое содержание кальция регистрировалось нами у рыб 3-й опытной группы, которым аквапурин вводили в дозе 20 мкл/кг массы.

Содержание протеина и альбумина в сыворотке крови годовиков 2+ осетра соответствовало норме в течение всего периода эксперимента. По данным таблицы 37 на 30-й день эксперимента осетры 1-3-й опытных групп превышали осетров из контроля по протеину на 14,5; 36,6 и 62,4 (P<0,001) %, по альбумину на 3,3; 11,3 и 30,3 (P<0,05) % соответственно. На 60-й день опыта, через 30 дней после окончания введения аквапурина, осетры 1-3-й опытных групп также превосходили рыб из контрольной группы по протеину на 20,0; 35,6 (P<0,01) и 54,0 (P<0,01) %, по альбумину на 4,5 (P<0,01); 17,2 и 27,2% соответственно. За экспериментальный период концентрация протеина в крови годовиков 2+ осетра 1-3-й опытных групп превышала концентрацию по протеину у осетров контрольной группы на 17,4; 36,1 и 58,0%, соответственно. Максимальную концентрацию данных показателей зафиксировали у рыб 3-й опытной группы в период введения пробиотика на 30-е сутки опыта. Препарат в этой группе задавали в дозе 20 мкл/кг массы. Таким образом, согласно полученным данным, под действием аквапурина наблюдалось повышение концентрации протеина и альбумина в сыворотке крови у годовиков 2+ осетра.

Резюмируя результаты биохимического анализа сыворотки крови сеголеток и годовиков 2+ осетра, выявлены общие закономерности:

- при применении аквапурина биохимические параметры сыворотки крови сеголеток и годовиков 2+ осетра соответствовали норме;

- выраженность эффективности применения аквапурина на биохимические показатели сыворотки крови сеголеток и годовиков 2+ осетра зависела от дозы препарата. У сеголеток осетра наиболее эффективно использование препарата в дозе 10 мкл/кг, у годовиков 20 мкл/кг массы рыб.

- при изучении показателей АЛТ и АСТ у сеголеток и годовиков 2+ осетра 1-3-опытных групп наблюдались более низкие показатели по сравнению с контролем;

-при анализе полученных данных по кальцию, протеину и альбумину у 1-3-й опытных групп сеголеток и годовиков осетра наблюдалось превосходство по указанным показателям по сравнению с рыбами из контрольных групп, однако, как у рыб из контрольных, так и опытных групп изучаемые показатели находились в пределах нормы;

- при применении аквапурина сеголеткам и годовикам 2+ осетра была установлена высокая эффективность последействия препарата через 30 суток после окончания применения аквапурина.

2.2.5. Микробиоценоз осетра и воды аквариуме

2. 2. 5. 1. Микробиоценоз сеголеток осетра и воды в аквариуме

Микробиоценоз воды в аквариумах, где содержалась рыба 1-3-й опытных групп, перед началом эксперимента был представлен общими колиформами и термотолерантными колиформами (табл. 36) Численность общих колиформов соответствовала норме для бассейнов и аквариумов, а количество термотолерантных колиформов было выше нормы у сеголеток опытных групп. У сеголеток контрольной группы данных микроорганизмов выявлено не было. Общие колиформы и термотолерантные колиформы являются грамотрицательными бактериями, имеющими форму палочек, относятся к условно-патогенной микрофлоре кишечника рыб. Staphylococcus aureus, возбудителей кишечных инфекции (Salmonella spp., Yersinia spp., Clostridium spp., aureus), Pseudomonas aeruginosa, как в воде из аквариума рыб опытных, так и контрольной групп выявлено не было.

После применения аквапурина на 30-е сутки опыта в воде из аквариума 1-3-й опытных групп сеголеток осетра численность общих и термотолерантных колиформов превышала норму для бассейнов и аквариумов, в воде осетров контрольных групп данных микроорганизмов выявлено не было. Staphylococcus Таблица 36 - Микробиоценоз воды в аквариуме сеголеток осетра до применения аквапурина по МУК 4.2.1018-01

Группа

Общие колиформы в 100 мл

(норма: не более 500 КОЕ)

 

Термотолерантные колиформы в 100 мл

(норма: не более 100 КОЕ)

St. aureus в 100 мл

(норма: отс)

Возбудители кишечных инфекций в 100 мл (норма: отс)

P. aeruginosa в 100 мл

(норма: отс)

1-я опытная

более 300 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

2-я опытная

более 300 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

3-я опытная

более 300 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

Контрольная

отс

отс

отс

отс

отс

 

aureus, возбудителей кишечных инфекции (Salmonella spp., Yersinia spp., Clostridium spp., aureus), Pseudomonas aeruginosa как в воде из аквариума рыб опытных, так и контрольной групп также не было обнаружено (табл. 37).

На 60-е сутки опыта численность общих колиформов во всех опытных группах снизилась, и соответствовала норме. Численность термотолернантных колиформов, а также Staphylococcus aureus, возбудителей кишечных инфекции (Salmonella spp., Yersinia spp., Clostridium spp., aureus), Pseudomonas aeruginosa в воде рыб 1-3 опытных групп и контроля не изменилась (табл. 38).

Таблица 37 - Микробиоценоз воды в аквариуме сеголеток осетра на 30-е сутки применения аквапурина по МУК 4.2.1018-01

Группа

Общие колиформы в 100 мл

(норма: не более 500 КОЕ)

 

Термотолерантные колиформы в 100 мл

(норма: не более 100 КОЕ)

St. aureus в 100 мл

(норма: отс)

Возбудители кишечных инфекций в 100 мл (норма: отс)

P. aeruginosa в 100 мл

(норма: отс)

1-я опытная

более 500 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

2-я опытная

более 500 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

3-я опытная

более 700 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

Контрольная

отс

отс

отс

отс

отс

 

Анализируя полученные результаты, отмечаем, что на 60-е сутки опыта численность общих колиформов в воде из аквариума опытных групп была минимальной в течение всего экспериментального периода. Провести аналогичное сравнение опытных и контрольной групп по численности микроорганизмов невозможно, в связи с отсутствием колиформов в воде из аквариума осетров контрольной групп до применения препарата.

Таблица 38 - Микробиоценоз воды в аквариуме сеголеток осетра на 60-е сутки применения аквапурина по МУК 4.2.1018-01

Группа

Общие колиформы в 100 мл

(норма: не более 500 КОЕ)

 

Термотолерантные колиформы в 100 мл

(норма: не более 100 КОЕ)

St. aureus в 100 мл

(норма: отс)

Возбудители кишечных инфекций в 100 мл (норма: отс)

P. aeruginosa в 100 мл

(норма: отс)

1-я опытная

более 100 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

2-я опытная

более 100 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

3-я опытная

более 100 КОЕ

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

Контрольная

отс

отс

отс

отс

отс

 

До применения препарата микробиоценоз фекалий опытных и контрольной групп сеголеток осетра достоверно не различался и был представлен следующими микроорганизмами: Proteus vulgaris, Streptococcus aureus, Escherichia coli, Enterobacter cloacae, Citrobacter diversus, Pseudomonas spp., Enterococcus faecalis. Микробный состав фекалий сеголеток осетра относится к условно-патогенной микрофлоре, так как повышение числа перечисленных микроорганизмов может приводить к кишечным инфекциям, гнойно-воспалительным поражениям желудочно-кишечного тракта, нарушению пищеварения сеголеток осетра.

На 30-е сутки исследований микробиоценоз фекалий сеголеток осетра опытных и контрольной группы изменился. У осетров 1-2-й опытных групп сохранились Proteus vulgaris и Escherichia сoli, у сеголеток 3-й опытной группы микробиоценоз состоял из Proteus vulgaris, Escherichia coli, Streptococcus haemoliticus, у осетров из контроля микробиоценоз был представлен Escherichia сoli. Согласно полученным данным на 30-е сутки опыта разнообразие микробного пейзажа сохранилось у 3-й опытной группы, и включало в себя 3 вида бактерий, у осетров 1-2-й опытных групп выявлялось только Proteus vulgaris и Escherichia coli. У осетров из контроля микробиоценоз фекалий был представлен Escherichia сoli. Полученные данные указывают на благоприятное влияние пробиотика на микробиоценоз фекалий сеголеток осетра. Микробиоценоз сеголеток из контроля, представленный лишь одним видом микроорганизмов, указывает на кишечную инфекцию осетров, вызванную Escherichia сoli. Наиболее разнообразным был микробиоценоз сеголеток осетра 3-й опытной группы, которым препарат применяли в дозе 15 мкл/кг.

Резюмируя полученные данные по микробиоценозу сеголеток осетра, следует отметить, позитивное действие препарата на микробиоценоз фекалий сеголеток осетра. При изучении действия аквапурина на микробиоценоз воды в аквариуме не выявлено зависимости эффективного воздействия препарата от дозы аквапурина. Однако при анализе действия пробиотика на микробиоценоз фекалий прослеживалась зависимость эффективности применения аквапурина от дозы препарата.

2.2.5.2. Микробиоценоз годовиков 2+ осетра и воды в аквариуме

Микробиоценоз воды в аквариумах годовиков 2+ осетра 1-й и 3-й опытных групп до применения препарата был представлен общими колиформами, (табл. 39) численность которых, соответствовала норме для бассейнов и аквариумов. В воде из аквариума годовиков 2+ осетра 2-й опытной и контрольной групп не было выявлено указанных микроорганизмов.

Таблица 39 - Микробиоценоз воды в аквариуме годовиков 2+ осетра до применения аквапурина по МУК 4.2.1018-01

Группа

Общие колиформы в 100 мл

(норма: не более 500 КОЕ)

 

Термотолерантные колиформы в 100 мл

(норма: не более 100 КОЕ)

St. aureus в 100 мл

(норма: отс)

Возбудители кишечных инфекций в 100 мл (норма: отс)

P. aeruginosa в 100 мл

(норма: отс)

1-я опытная

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

отс

2-я опытная

отс

отс

отс

отс

отс

3-я опытная

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

отс

Контрольная

отс

отс

отс

отс

отс

 

Staphylococcus aureus, возбудителей кишечных инфекции (Salmonella spp., Yersinia spp., Clostridium spp., aureus), Pseudomonas aeruginosa в воде из аквариума годовиков 2+ осетра опытных и контрольной групп обнаружено не было.

На 60-й день введения аквапурина в воде из аквариума годовиков 2+ осетра опытных и контрольной групп были выделены общие колиформы, численность микроорганизмов соответствовала норме (табл. 40).

До применения препарата микробиоценоз фекалий опытных и контрольной групп годовиков 2+ осетра был представлен следующими микроорганизмами: Escherichia coli, Enterococcus, Lactobacillus, Enterobacteriaceae.

Таблица 40 - Микробиоценоз воды в аквариуме годовиков 2+ осетра на 60-е сутки применения аквапурина по МУК 4.2.1018-01

Группа

Общие колиформы в 100 мл

(норма: не более 500 КОЕ)

 

Термотолерантные колиформы в 100 мл

(норма: не более 100 КОЕ)

St. aureus в 100 мл

(норма: отс)

Возбудители кишечных инфекций в 100 мл (норма: отс)

P. aeruginosa в 100 мл

(норма: отс)

1-я опытная

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

отс

2-я опытная

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

отс

3-я опытная

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

отс

Контрольная

более 100 КОЕ

отс

отс

отс

отс

 

На 60-е сутки исследований микробиоценоз фекалий годовиков 2+ осетра опытных и контрольной группы изменился. У осетров 1-3-й опытных групп микробиоценоз был представлен Escherichia coli, Enterococcus, Lactobacillus, Enterobacteriaceae в равном соотношении, то есть по 25% каждый представитель. У годовиков 2+ осетра контрольной группы в микробиоценозе фекалий 42,8% составляли Escherichia coli; 21,4% представляли виды Enterobacteriaceae и Enterococcus; а 14,3% Lactobacillus. Следовательно, на 60-е сутки, микробиоценоз осетров 1-3-й опытных групп соответствовал нормальному распределению микроорганизмов, тогда как у осетров контрольной группы преобладали бактерии Escherichia сoli, которые возможно могли привести к развитию кишечной инфекции.

Резюмируя полученные данные по микробиоценозу годовиков 2+ осетра можно отметить позитивное действие пробиотика на микробиоценоз фекалий годовиков 2+ осетра. При этом изучение действия аквапурина на микробиоценоз воды в аквариуме и микробиоценоз фекалий годовиков 2+ осетра не выявило зависимости эффективности препарата от дозы аквапурина.

При сравнении полученных данных по сеголеткам и годовикам 2+ осетра можно определить общие закономерности:

  • применение аквапурина оказывало позитивное действие на микробиоценоз воды в аквариуме сеголеток и микробиоценоз фекалий сеголеток и годовиков 2+ осетра;

 

  • при изучении действия аквапурина на микробиоценоз воды в аквариуме сеголеток и годовиков 2+ осетра не выявлено зависимости эффективности препарата от дозы аквапурина.

 

 

 

3. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

В современном рыбоводстве актуальным остается решение проблемы развития экономически выгодных рыбоводческих хозяйств. Одной из главных задач в решении этой проблемы является возникновение необходимости принятия мер по профилактики болезней осетров (протозоозов; грибковых, бактериальных и вирусных инфекций). Кроме того, к снижению прироста осетров, к ухудшению качества продукта приводят нарушение зоогигиенических норм содержания, погрешности в кормлении рыб.

Анализ литературы позволяет прийти к выводу о том, что решение проблемы повышения прироста осетров и сохранности рыб остается актуальным в современном рыбоводстве. Решению данной проблемы посвящено большое количество работ, предложены различные методы выращивания и сохранения рыб. Однако этот вопрос в осетроводстве остается менее разработанным и имеет огромное практическое и теоретическое значение для решения задач стоящих перед осетроводством. В изученных нами литературных источниках не установлено наличие работ по применению гомобиотиков в Российской Федерации.

Для решения основных проблем рыбоводства и был создан новый препарат аквапурин. Аквапурин является гомобиотиком, этот препарат разработан в НПФ «Исследовательский центр» с учетом особенностей рыб и применяется только для рыб. В мире очень мало гомобиотиков для рыб. В Китае они представлены препаратами «Сукахан», «БиоГутАква»; в Японии «Хикари Джём»; в Австрии «АкваСтар®»; в Германии «Lachse OLIN®».

Поскольку пробиотический препарат аквапурин является новым препаратом, в рыбоводстве и в частности в осетроводстве не применялся, нами проведены опыты с целью определения эффективности препарата и изучение особенностей его действия на сеголетках и годовиках 2+ осетра.

Для изучения фармакодинамики, токсичности и разработки научно обоснованных принципов применения пробиотика аквапурина в осетроводстве, определения наиболее эффективных схем и доз его введения, были проведены опыты на сеголетках и годовиках 2+осетра. В результате проведённых нами исследований было изучено по 3 схемы применения аквапурина сеголеткам и годовикам 2+ осетра с разной кратностью, дозами и продолжительностью применения препарата. Сеголеткам 1-й опытной группы препарат применяли в дозе 10 мкл/кг 5 назначений ежедневно, 10 назначений 1 раз в 2-е суток, 6 назначений 1 раз в 5 суток. Сеголетки 2-й опытной группы получали аквапурин в дозе 5 мкл/кг 5 назначений ежедневно, 10 введений 1 раз в 2 суток, 3 назначения 1 раз в 10 суток. Молодь 3-й опытной группы получала пробиотик в дозе 15 мкл/кг, по схеме: 5 назначений ежедневно и 10 назначений через сутки.

Годовики 2+ осетра 1-3-й опытных групп принимали препарат в дозах 5, 10 и 20 мкл/кг соответственно. Препарат задавали циклами по 5 суток, с интервалом 5 дней, 3 цикла. Для изучения продолжительности действия препарат на сеголетках применялся в течение 25 и 55 суток; на годовиках 30 суток.

Согласно результатам эксперимента отмечаем, что аквапурин обладает ростостимулирующим действием. Применение препарата сеголеткам и годовикам 2+ осетра приводило к повышению интенсивности роста рыб. По абсолютной массе, среднесуточному приросту и индексу относительной толщины у сеголеток была выявлена зависимость эффективности применения препарата от дозы. У сеголеток осетра наиболее высокие результаты были получены при применении препарата в дозе 10 мкл/кг и превосходили аналогов опытных групп, которым препарат задавали в дозе 5 и 15 мкл/кг на 1,2 и 0,6% соответственно (рис. 13). У годовиков 2+ по абсолютной массе, относительному и среднесуточному приросту, а также по коэффициенту массонакопления, наблюдались максимальные показатели у осетров 3-й опытной группы при применении препарата в дозе 20 мкл/кг (рис. 13). По абсолютной массе осетры которым задавали препарат в дозе 20 мкл/кг превосходили аналогов, которым препарат применяли в дозе 5 и 10 мкл/кг на 7,3 и 1,3% соответственно. В связи с несущественными различиями интенсивности роста годовиков 2+ осетра при применении препарата в дозе 20 и 10 мкл/кг, при том что доза 10 мкл/кг наиболее экономически выгодна следует вывод о том, что препарат можно применять как в дозе 20, так и 10 мкл/кг. За опытный период сеголетки осетра 1-й опытной группы которые получали препарат в дозе 10 мкл/кг показали наилучшие результаты. Годовики 2+ осетра, которым аквапурин применяли в дозе 20 мкл/кг, за опытный период по абсолютной массе превысили аналогов из контроля на 8,8%,

Рис. 13 - Абсолютная масса, относительный и среднесуточный прирост сеголеток осетра за опытный период

по относительному приросту на 26,5%; по среднесуточному приросту на 22,6%.

По абсолютной массе, относительному и среднесуточному приросту применение препарата годовикам 2-й опытной группы в дозе 10 мкл/кг, как было отмечено ранее, также приводило к высоким результатам. По относительному приросту у сеголеток осетра за опытный период максимальные показатели в отличие от абсолютной массы и среднесуточного прироста наблюдались у осетров 2-й опытной группы, которым препарат задавали в дозе 5 мкл/кг. По коэффициенту массонакопления сеголеток осетра не выявлено зависимости эффективности применения препарата от дозы в отличие от годовиков 2+ осетра. Однако у сеголеток выявлена зависимость эффективности применения препарата от дозы, по индексу относительной толщины в отличие от годовиков 2+. На 26-е сутки у сеголеток и 20-е сутки у годовиков 2+ осетра наблюдалось резкое повышение интенсивности роста рыб (рис. 14). В связи с тем, что интенсивность роста повышалась не только у осетров опытных групп, но и у рыб из контроля, мы предполагаем, что с применением препарата повышение интенсивности роста рыб не было связано. По нашему мнению, последнее объясняется улучшением условий содержания рыбы и профилактикой газопузырьковой болезни осетров.

 

Рис. 14 - Абсолютная масса, относительный и среднесуточный прирост годовиков 2+ осетра за опытный период

В динамике интенсивность роста сеголеток осетра изменялась следующим образом: на 6-е, 16-е и 46-е сутки интенсивность роста сеголеток осетра имела средние значения, на 26-й день происходило резкое повышение показателей, описанное ранее; на 56-е сутки показатели интенсивности роста были выше средних, но ниже чем на 26-е сутки. У годовиков 2+ осетра интенсивность роста по периодам претерпевала следующие изменения: на 10-е и 30-е сутки интенсивность роста годовиков 2+ осетра имела средние значения, на 20-й и 60-й день происходило резкое повышение показателей.

Результаты наших исследований согласуются с данными Н. А. Ушаковой (2013). Автор изучала эффективность симбиотического препарата «ПроСтор» в рационе молоди осетровых. В результате опыта было доказано повышение абсолютной массы рыб опытных групп по сравнению с контролем на 2,7%. Согласно результатам наших исследований, у сеголеток 1-2-й опытных групп превышение по сравнению с контролем составило 4,86 и 3,60% соответственно, а у годовиков 2+ 1-3-й опытных групп 1,45; 7,40 и 8,89% соответственно.

В исследованиях на стерляди, ленском осетре и гибриде русско-ленского осетра изучалось действие препаратов «Пролам» и «Моноспорин» на интенсивность роста рыб В.С. Буяровым (2016). Оказалось, что у стерляди масса рыб в опытной группе превысила контроль на 3,07%, в группах ленского и русско-ленского осетра превышение по абсолютной массе составило 4,18 и 3,60%. Наши данные согласуются с результатами В. С. Буярова.

Результаты наших исследований согласуются с данными Д. В. Артеменкова с соавторами (2011). При применении пробиотика «Субтилис» клариевому сому происходило повышение абсолютной массы на 6,68; 11,98 и 15,48%. Подобные результаты отмечали В. А. Власов с соавторами (2015) при изучении действия пробиотика «Субтилис» на абсолютную массу рыб.

Аналогичные данные приводятся Г. В. Головко (2009). Им выполнены исследования по действию препарата на массу пецилий и суматранских барбусов. Прирост массы пецилий в опыте по сравнению с контролем составил 37,6%; суматранских барбусов – 33,4%, что значительно превышает результаты наших исследований.

Согласно результатам опыта, Л. Г. Горковенко (2011) при применении пробиотических препаратов «Пролам», «Моноспорин» и «Бацелл» на карпах наблюдал достоверное повышение абсолютной массы в опытных группах на от 5,9 до 13,3%, что согласуется с полученными нами данными.

Таким образом, анализ приведенных выше результатов исследований, как из литературных источников, так и наших, позволяет сделать вывод о том, что пробиотики активно повышают интенсивность роста рыб. Мы предполагаем, что ростостимулирующее действие препарата аквапурин происходит за счет активизации процессов пищеварения, улучшения всасывания питательных веществ, а также стимуляции обменных процессов рыб, антагонистических отношений с патогенными и условно-патогенными микроорганизмами, нормализацией микробиоты.

По данным наших исследований аквапурин оказывает позитивное действие на экстерьерные показатели сеголеток и годовиков 2+ осетра. Так по коэффициенту Фультона (коэффициент, характеризующий биологическое состояние и степень зимостойкости рыб) годовиков 2+ осетра выявлялось выраженное последействие препарата, в отличие от сеголеток. Более того, у годовиков 2+ проявлялась зависимость эффективности применения препарата от дозы. Наиболее эффективное действие на биологическое состояние и степень зимостойкости оказывало применение аквапурина в дозе 10 и 20 мкл/кг массы рыб, а у сеголеток осетра не выявлена выраженность эффективности применения препарата от дозы. По индексу прогонистости (показатель, указывающий на морфологические особенности развития рыб) годовиков 2+ выражена зависимость эффективности применения препарата от дозы. Наибольший эффект на индекс прогонистости годовиков 2+ оказывало применение аквапурина в дозе 5 мкл/кг массы рыб. По индексу обхвата тела (показатель, характеризующий биологическую и коммерческую ценность мяса рыб) у изучаемых возрастных групп осетров положительного влияния препарата на изучаемый показатель не выявлено. Реакция последействия пробиотика в течение 30 суток после окончания применения препарата не выражена у сеголеток и годовиков 2+ осетра.

По периодам действия препарата на экстерьерные показатели сеголеток осетра наблюдается динамика повышения коэффициента Фультона на 30-е и 90-е сутки опыта, на 60-й день коэффициент был ниже. По индексу прогонистости в среднем в течение всего периода опыта показатели различались не существенно. По индексу обхвата тела максимальные показатели наблюдались на 30-е сутки; на 60-й и 90-й день опыта, изучаемый показатель был ниже.

Экстерьерные показатели годовиков 2+ осетра в динамике претерпевали следующие изменения: коэффициент Фультона по периодам опыта не имел существенных различий. Индекс прогонистости на 10-е сутки был максимальным. Затем прослеживалась динамика понижения, на 60-й день, изучаемый показатель принял минимальные значения по сравнению со всеми периодами эксперимента. Индекс обхвата тела имел средние значения в период с 10-х по 30-е сутки опыта, на 60-й день произошло незначительное повышение.

Подобные результаты, но на других видах рыб, выполнены Артеменковым Д. В. (2011) и Горковенко Л. Г. с соавторами (2011). Так при изучении действия пробиотика «Субтилис» на экстерьерные показатели клариевого сома было выявлено повышение индекса длины тела у сомов опытной группы по сравнению с контролем на 3,12%; тем не менее, индексы высоты и ширины тела у опытных групп были меньше, чем у сомов из контрольной группы. Полученные данные согласуются с нашими результатами исследований, так как аквапурин оказывал выборочное позитивное действие на экстерьерные показатели рыб, так же, как и пробиотик «Субтилис».

По данным Горковенко Л. Г. с соавторами (2011) пробиотические препараты «Бацелл», «Пролам» и «Моноспорин» в прудовом рыбоводстве на карпах повышают коэффициент Фультона от 2,9 до 5,2%. Полученные данные не согласуются с результатами наших исследований.

Препарат аквапурин оказывал позитивное действие на биохимические параметры сыворотки крови осетров. При применении пробиотика аквапурин у сеголеток и годовиков 2+ осетра происходило понижение биохимических маркеров АЛТ и АСТ и повышение количества альбумина, протеина и кальция. Между дозой использованного препарата и биохимическими параметрами сыворотки крови осетров прослеживалась прямая зависимость. В частности, у сеголеток наиболее эффективные результаты биохимических параметров сыворотки крови получены при введении аквапурина в дозе 10 мкл/кг массы рыб, у годовиков 2+ в дозе 20 мкл/кг.

По периодам введения препарата у сеголеток и годовиков 2+ осетра во всех трех опытных группах показатели АЛТ и АСТ имели тенденцию к снижению, причем в течение всего периода применения препарата и через 30 суток после окончания введения аквапурина. Количество альбумина и протеина и ионов кальций, наоборот, имели тенденцию к повышению на протяжении всего опыта. Наиболее минимальные показатели по АЛТ и АСТ и максимальные по альбумину, протеину и кальцию наблюдались через 30 суток после окончания применения аквапурина. Таким образом, сравнительный анализ полученных данных по сеголеткам и годовикам 2+ осетра позволил выявить общие закономерности: применение аквапурина оказывало позитивное действие на биохимические показатели сыворотки крови сеголеток и годовиков 2+ осетра. Выраженность эффективности воздействия аквапурина на биохимические показатели сыворотки крови сеголеток и годовиков 2+ осетра зависела от дозы препарата; по показателям АЛТ и АСТ у сеголеток и годовиков 2+ осетра в опытных группах отмечены более низкие результаты по сравнению с контролем. Анализ полученных данных по кальцию, протеину и альбумину в опытных группах сеголеток и годовиков осетра выявил увеличение показателей по сравнению с данными рыб из контрольных групп. Последнее указывало на позитивное действие аквапурина на белковый и минеральный обмен рыб разных возрастных групп. На протяжении всего опыта биохимические параметры сыворотки крови соответствовали норме.

Наши результаты согласуются с данными других исследователей. Так, Д. В. Артеменков с соавторами (2011) при применении пробиотика «Субтилис» наблюдал повышение концентрации белка в сыворотке крови, что указывало на активизацию обменных процессов. Концентрация АЛТ, так же, как и в наших исследованиях имела динамику к снижению, что доказывает усиление детоксикационной функции пробиотика, однако количество глюкозы и амилазы были в пределах нормы.

В опытах О. А. Левина (2016) изучала действие пробиотика «Бацелл» на биохимические показатели сыворотки крови стербела: общий белок, общие липиды. Автором было установлено, что общий белок в сыворотке крови у стербел опытных групп был выше. Полученные данные согласуются с результатами наших исследований. По мнению автора, полученные результаты связаны с увеличением усвояемости белка в кишечнике и активным синтезом аминокислот микроорганизмами. Снижение концентрации транспортных липидов в сыворотке крови рассматривается автором как положительная тенденция в динамике обменных процессов у рыб опытных групп.

В исследовании симбиотического препарата «ПроСтор» на осетровых Н. А. Ушакова (2013) получила следующие результаты: общий белок у осетров опытных и контрольных групп достоверно не отличался, что не согласуется с результатами наших исследований. Концентрация липидов у рыб опытных групп была выше, чем у осетров из контроля. Однако показатели сыворотки крови рыб опытных и контрольной групп соответствовали норме.

В экспериментах О. Н. Гуцулюк (2015) исследовалось действие препаратов «Моноспорин» и «Пролам» на биохимические показатели сыворотки крови русско-ленского осетра. Автор получил результаты, которые согласуются с полученными нами данными. Установлено, что показатели углеводного и белкового обмена у осетров опытных групп были выше, чем у рыб из контроля, особенно существенным превышение было у рыб, получавших с кормом препарат «Моноспорин». Уровень АЛТ в опытном варианте был ниже по сравнению с контрольными, а значения АСТ незначительно варьировали (с разницей до 5%) во всех группах.

Нами установлено, что препарат аквапурин оказывал позитивное действие на микробиоценоз фекалий сеголеток и годовиков 2+ осетра. Однако при изучении действия аквапурина на микробиоценоз воды в аквариуме сеголеток и годовиков 2+ осетра значительных измененений не выявлено. При изучении влияния дозы препарата на кишечный микробиоценоз сеголеток осетра наиболее эффективным оказалось применение в дозе 15 мкл/кг. У годовиков 2+ осетра подобной зависимости эффективности применения препарата на микробиоценоз фекалий осетров не выявлено. На 30-е сутки эксперимента выявлялось положительное действие препарата на микробиоценоз фекалий сеголеток осетра, а на микробиоценоз кишечника годовиков 2+ осетра на 60-е сутки опыта. Сравнительный анализ полученных данных по сеголеткам и годовикам 2+ осетра позволил определить общие закономерности: применение аквапурина оказывало позитивное действие на микробиоценоз фекалий сеголеток и годовиков 2+ осетра; при изучении действия аквапурина на микробиоценоз воды в аквариуме сеголеток и годовиков 2+ осетра не выявлено значительных изменений.

Наши данные согласуются с исследованиями И. В. Бурлаченко (2007), который изучал действие пробиотиков на микробиоценоз личинок ленского осетра. В опытах использовали 2 пробиотических препарата, один на основе бациллярных культур, другой – изолятов кишечной микрофлоры. Название препаратов автор не указывает. Согласно полученным данным в микробиоценозе личинок ленского осетра обнаружены Bifidobacterium globosum, Enteroccocus faecium, Bacillus subtilis, Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus plantarum, а также пропионовокислые бактерии. При этом при анализе воды из инкубационных емкостей не было выявлено перечисленных микроорганизмов.

На микробиоценоз молоди осетра действие препарата «Биокорм пионер» исследовал И. В. Бурлаченко (2006). У осетров опытных групп возросла общая численность микроорганизмов в кишечнике. Кроме того, у осетров опытных групп были обнаружены бактерии рода Aeromonas. По мнению автора, подобные изменение микробиоценоза кишечника служат основой для усиления иммунных сил организма.

Итак, с учетом полученных нами данных резюмируем, что применение пробиотика аквапурин в осетроводстве оказывает позитивное действие на интенсивность роста, экстерьерные показатели, биохимические показатели сыворотки крови, микробиоценоз сеголеток и годовиков 2+ осетра.

Механизм действия препарата основан на предотвращении размножения патогенов, их внедрения в энтероциты и прохождения через стенку кишечника. Предотвращение колонизации кишечника патогенами происходит за счет успешной конкуренции за питательные вещества и за место жизнедеятельности Bacillus siamensis IC 1470-1. В процессе жизнедеятельности Bacillus siamensis IC 1470-1 активно вырабатывает антимикробные соединения, биологически активные вещества, желчные кислоты, тем самым создает неблагоприятные условия для патогенов. Bacillus siamensis IC 1470-1 стимулирует восстановление иммунных клеток подслизистого слоя, повышая резистентность макроорганизма. Аквапурин обладает разносторонним фармакологическим действием. Положительный эффект аквапурина достигается за счет активного участия Bacillus siamensis IC 1470-1 в процессах пищеварения и метаболизма макроорганизма, биосинтезом биологически активных веществ, улучшением всасывания питательных элементов, повышением резистентности рыб. Bacillus siamensis IC 1470-1, усваивая поступающие питательные вещества, размножаются, растут и быстро увеличивают свою биомассу. В дальнейшем становятся источником белка макроорганизма. В процессе жизнедеятельности Bacillus siamensis IC 1470-1 активно синтезирует органические кислоты, спирты, липиды, витамины группы В, K, фолиевую кислоту. После резорбции биологически активные вещества активно участвуют в энергетическом и витаминном обменах, повышая резистентность рыб.

 

 

 

ВЫВОДЫ

  • Аквапурин не обладает токсическим действием на организм мышей и птицы при применении препарата в дозах 45; 75 и 150 мкл/кг, которые в 3, 5 и 10 раз превышают рекомендуемую дозу. По токсикологической классификации аквапурин относится к IV классу токсичности (малотоксичные препараты).

 

  • Препарат аквапурин не оказывает негативного действия на организм сеголеток и годовиков 2+ сибирского осетра. Показатели абсолютной массы, экстерьера, биохимического состава крови, микробиоценоза сеголеток и годовиков 2+ осетра в опытных группах соответствовали показателям нормы. Выраженность действия препарата зависела от дозы. У сеголеток оптимальные результаты получены при применении препарата в дозе 10 мкл/кг, у годовиков 2+ 10-20 мкл/кг.

 

  • Интенсивность роста сеголеток и годовиков 2+ осетра под влиянием изучаемого препарата повышается. Сеголетки осетра 1-3-й опытной групп при применении препарата в дозе 10 мкл/кг на 56-е сутки эксперимента превышали показатели рыб из контроля по среднесуточному, относительному приросту и коэффициенту массонакопления на 17,9; 7,4 и 84,4% соответственно; на 90-е сутки по индексу относительной толщины на 15,4%. Индекс относительной толщины сеголеток осетра 2-3-й опытных групп, при применении препарата в дозах 5 и 15 мкл/кг, на 90-е сутки достоверно превышали индекс относительной толщины рыб из контрольной группы в среднем на 7,7%. Годовики 2+ осетра 1-3-й опытных групп получавшие препарат в дозах 5; 10 и 20 мкл/кг соответственно, превышали по абсолютной массе, относительному и среднесуточному приросту осетров из контроля в среднем на 5,9; 49,2 и 46,6% соответственно. Наиболее высокие результаты интенсивности роста были получены у сеголеток осетра при применении препарата в дозе 10 мкл/кг, а у годовиков 2+ в дозе 10 и 20 мкл/кг.

 

  • Экстерьерные показатели у осетров при применении аквапурина изменяются. Индекс прогонистости у сеголеток осетра 1-й опытной группы которым препарат применяли в дозе 10 мкл/кг на 90-е сутки опыта достоверно превышал аналогов из контроля на 9,5%. Коэффициент Фультона у годовиков 2+ осетра 2-3-й опытных групп, получавших аквапурин в дозах 10 и 20 мкл/кг, достоверно превышал данные из контроля на 30-е и 60-е сутки опыта в среднем на 8,0%. На индекс обхвата тела осетров препарат не оказывал достоверного действия.

 

  • Под влиянием аквапурина в сыворотке крови рыб достоверно увеличивалось количество протеина, альбумина, кальция и уменьшалось содержание АЛТ и АСТ. У сеголеток осетра 1-3 опытных групп, получающих препарат в дозах 10; 5 и 20 мкл/кг превышение концентрации изучаемых показателей по сравнению с контролем составило в среднем: по протеину 19,8%; по альбумину 22,6%; по кальцию 51,3%. У годовиков 2+ осетра 1-3 опытных групп, получающих аквапурин в дозах 5; 10 и 20 мкл/кг по сравнению с аналогами из контрольной группы концентрация изучаемых показателей была выше в среднем по протеину на 36,5%; по альбумину на 15,0%; по кальцию на 26,8%. Уменьшение концентрации АЛТ и АСТ у сеголеток осетра 1-3-й опытных групп по сравнению с осетрами из контроля в среднем составило по АЛТ 17,0%; по АСТ 6,9%. У годовиков 2+ осетра показатели сыворотки крови 1-3-й опытных групп были ниже, чем у рыб из контроля в среднем по АЛТ на 8,7%; по АСТ на 9,6%. Полученные данные указывают на позитивное действие препарата на физиологические показатели осетров.

 

  • Микробиоценоз воды в аквариуме и кишечнике сеголеток и годовиков осетра изменялся. Микробный пейзаж в кишечнике сеголеток и годовиков 2+ осетра опытных групп был более разнообразным по сравнению с контролем и представлен следующими микроорганизмами: Proteus vulgaris, Escherichia coli, Streptococcus haemoliticus, Enterococcus, Lactobacillus, Enterobacteriaceae. У осетров из контроля преобладали Escherichia coli.

 

  • Аквапурин на сеголеток и годовиков 2+ осетра действует с одинаковой закономерностью. Происходит повышение интенсивности роста, улучшаются экстерьерные показатели, нормализуются биохимические показатели сыворотки крови и увеличивается число бактерий нормофлоры при уменьшении условно-патогенной микрофлоры.

 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВУ

  • С профилактической целью и для повышения интенсивности роста, улучшения экстерьерных показателей, повышения обменных процессов, нормализации микробиоценоза осетров рекомендуем применять аквапурин сеголеткам осетра в дозе 10 мкл/кг, а годовикам 2+ в дозе 10 и 20 мкл/кг.

 

  • Материалы диссертации вошли в следующие нормативные документы: «Рекомендации по применению пробиотического препарата Аквапурин на стадии клинических исследований в осетроводстве» рассмотренные и утвержденные на заседании научно-технического совета Научно-производственной фирмы «Исследовательский центр». Протокол № 4 от 07.06.2016 года; акт о проведении испытаний препарата аквапурин на сеголетках и годовиках 2+ осетра; акт о проведении испытаний острой и хронической токсичности препарата аквапурин.

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  • Абросимова К. С. Активность пищеварительных ферментов при тимпании у молоди стерляди / К. С. Абросимова, Н. А. Абросимова // Актуальные вопросы рыбного хозяйства и аквакультуры бассейнов южных морей России. – 2014. – С. 151-154.

 

  • Абросимова Н. А. Особенности кормления годовиков осетровых для формирования маточного стада / Н. А. Абросимова, Т. В. Лобашкова. //Аквакультура осетровых рыб: достижения и перспективы развития: Сб. мат-лов III Международной научно-практической конференции. – 2004.- С. 230-231.

 

  • Аламдари Х. Использование пробиотических препаратов при кормлении осетровых рыб: результаты испытаний при температуре воды ниже оптимальной / Аламдари Х., Пономарев С. В. // Вестник АГТУ Сер.: Рыбное хозяйство. – 2013. - №3. – С. 133-140.

 

  • Алтуфьев Ю. В. Эколого-гистофизиологические аспекты адаптивных возможностей каспийских осетровых: монография / Ю. В. Алтуфьев. - Астрахань: Издательский дом "Астраханский университет", 2006. - 138 с.

 

  • Алымов Ю. В. Влияние различных комбикормов на морфофизиологические показатели молоди русского осетра / Ю. В. Алымов, А. А. Кокоза, О. Н. Загребина // Воспроизводство естественных популяций ценных видов рыб. Материалы докладов 2-й международной научной конференции. – 2013. – С 17-20.

 

  • Алымов Ю. В. Выращивание посадочного материала для формирования продукционных стад осетровых рыб на ООО АРК «Белуга» /Ю. В. Алымов О. Н. Загребина А. Хуман// Электронный сборник тезисов докладов 55-ой Всероссийской научной конференции профессорско-преподавательского состава Астраханского государственного технического университета. – 2011. – С 58-59.

 

  • Алымов Ю. В. Морфофизиологическая оценка молоди русского осетра, выращенной на комбинированных кормах для формирования продукционных стад: автореф. дис. …кандидата вет. наук: 06.04.01 / Алымов Юрий Викторович. - Астрахань, 2013. - 17 с.

 

  • Алымов Ю. В. Особенности ввода производителей севрюги в репродуктивное состояние в управляемом термическом режиме/ Ю. В. Алымов // Электронный сборник тезисов докладов 54-ой Международной отраслевой научной конференции профессорско-преподавательского состава Астраханского государственного технического университета. - 2010. – С 77-78.

 

  • Алымов Ю. В. Особенности питания молоди белуги в выростных водоемах рыбоводных заводов, обводненных в ранние сроки/ Ю. В. Алымов, О. Н. Загребина, Б. В. Блинков // VI Ежегодная научная конференция студентов и аспирантов базовых кафедр Южного научного центра РАН. - 2010. - С. - 6-7.

 

  • Алымов Ю. В. Оценка качества молоди русского осетра в связи с воспроизводством и проблемой формирования продукционных стад/ Ю. В. Алымов, А. А. Кокоза, О. С. Сергеева, Хуман Асланпарвиз // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия: Рыбное хозяйство. - 2011. - № 2. - С. 105-111.

 

  • Алымов Ю. В. Оценка морфофизиологических показателей молоди русского осетра, выращенного в разных условиях / Ю. В. Алымов, О. Н. Загребина, О. С. Сергеева, Асланпарвиз Хуман //Международная научная конференция «Актуальные проблемы обеспечения продовольственной безопасности юга России: инновационные технологии для сохранения биоресурсов, плодородия почв, мелиорации и водообеспечения». – 2011. - C.23-24.

 

  • Алымов Ю. В. Патоморфологические изменения тканей печени годовиков русского осетра при кормлении искусственными кормами /Ю. В. Алымов //Журнал «Естественные и технические науки» - 2011. – С. 131-133.

 

  • Алымов Ю. В. Формирование продукционных стад осетровых рыб на рыбоводных заводах дельты р. Волга как одна из важнейших проблем в аквакультуре/ Ю. В. Алымов, Д.- А. А. Садлер, О. Н. Загребина, К. А. Ветрова // V Ежегодная научная конференция студентов и аспирантов базовых кафедр Южного научного центра РАН. - 2009. - С. 5-6.

 

  • Алымов, Ю. В. К проблеме формирования продукционных стад осетровых рыб на рыбоводных заводах дельты р. Волга /Ю. В. Алымов, Д.- А. А. Садлер, О. Н. Загребина, К. А. Ветрова // «Современные проблемы науки и образования». – 2009. - №3. – С.45-46.

 

  • Андреева Н. Л. Разработка фармакологических средств и методов повышающих продуктивность птиц: автореф. дис. … доктора биол. наук/ Андреева Надежда Лукояновна. - СПб., 1992. - 36 с.

 

  • Антонов А. А. Питание покатной молоди горбуши OncoAynchus gorbuscha (Walb.) в малых реках Южного Сахалина / А. А. Антонов, Х. Ю. Ким // Сборник научных трудов молодых ученых МГТА. – 2015. - С.44-52.

 

  • Артеменков Д. В. Анализ морфологических и биохимических показателей Клариевого сома Clarias Gariepinus при выращивании в УЗВ с использованием пробиотика Субтилис/ Д. В. Артеменков, Т. А. Макашова // Материалы Второй научно-практической конференции молодых ученых ФГУП «ВНИРО». - 2011. – С.4-7.

 

  • Артюхин, Е. Н. Осетровые (экология, географическое распространение и филогения) / Е. Н. Артюхин. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – 137 с.

 

  • Артюхова С. И. Использование пробиотиков в кормлении птицы / С. И. Артюхова, А. В. Лашин //. Сб. матер. Междунар. конф. «Пробиотики, пребиотики, синбиотики и функциональные продукты питания. Современное состояние и перспективы». - 2004. – С. 130-131.

 

  • Бадрызлова Н. С. Особенности товарного прудового выращивания русского осетра в поликультуре с растительноядными рыбами в условиях карповых рыбоводных хозяйств Юга Казахстана / Н. С. Бадрызлова, Е. В. Федоров, С. К. Койшибаева // Вопросы рыболовства. - 2014. - Том 15 №1. – С. 133-188.

 

  • Базаева А. В. Рыбопродуктивность прудов при использовании фосформобилизирующего бактериального удобрения «Полимиксобактерин» / А. В. Базаева, Н. И. Вовк // II съезд NACCE «Аквакультура Центральной и Восточной Европы: настоящее и будущее». - 2011. - С. 25-27.

 

  • Бахарева А. А. Возможность использования продуктов глубокой переработки ракообразных в составе комбикормов для осетровых рыб / А. А. Бахарева, Ю. В. Харламова. // Вестник АГТУ. – 2004. - № 2(21). –С. 95-101.

 

  • Белов Л. П. Пробиотики в рыбоводстве, особенности и обсуждаемые вопросы: [Электронный ресурс] / Л. П. Белов // Официальный сайт НИИ Пробиотиков. – 2013. – Режим доступа: http://subtilis.ru/usage_r/fish_ru.

 

  • Белов, Л. П. Пробиотики в сельском хозяйстве / Л. П. Белов. // Агропресс. — 2008. - № 5. - С. 36-38.

 

  • Бельмер С. В. Микрофлора пищеварительного тракта / С. В. Бельмер, А. В. Горелов, И. Н. Захарова и др.; под ред. А. И. Хавкина. – М. Фонд социальной педиатрии, 2006. - 416 с.

 

  • Богерук, А. К. Мировая аквакультура: опыт для России / А. К. Богерук, И. А. Луканова- М.: ФГНУ „Росинформагротех“, 2010. - 364 с.

 

  • Бондарев И. Э. Состояние и перспективы развития товарного осетроводства на Урале / И. Э. Бондарев, В. А. Костылев // Аквакультура осетровых рыб: достижения и перспективы развития. - 2006. - С. 138–140.

 

  • Брайнбалле Я. Руководство по аквакультуре в установках замкнутого водоснабжения / Я. Брайнбалле. - Копенгаген: Копенгаген, 2010. - 74 с.

 

  • Бубунец Э. В. Влияние условий выращивания и состава кормов на выживаемость личинок севрюги в индустриальных условиях / Э. В. Бубунец, Е. И Шишанова. А. В. Новосадова, И. В. Стародворская // Научные основы сельскохозяйственного рыбоводства: состояние и перспективы развития. - 2010. - С. 154–161.

 

  • Будниченко В. А. Современное мировое производство аквакультуры и перспективы её развития / В. А. Будниченко // Водные биоресурсы и аквакультура. - 2010. - С. 46–48.

 

  • Бурлаченко И. В. Актуальные вопросы безопасности комбикормов в аквакультуре/ И.В. Бурлаченко. -М.: ВНИРО, 2008. – 182 С.

 

  • Бурлаченко И. В. Использование пробиотиков на ранних стадиях развития рыб и их влияние на микрофлору, рост и выживаемость личинок Ленского осетра (Acipenser baerii) / И. В. Бурлаченко, И. В. Банщикова, К. Б. Аветисов, Е. В. Малик. - М.: ВНИРО, 2007. - С.231-233.

 

  • Бурлаченко И. В. Перспективные пробиотики для осетровых рыб / И. В. Бурлаченко, Н. В. Судакова, Е. В. Малик // Рыбное хозяйство. – 2006. – С. 64-65.

 

  • Бурлаченко И. В. Теоретические и прикладные аспекты повышения резистентности осетровых рыб в аквакультуре: автореф. дис. … канд. биол. наук: 03.00.10 / Бурлаченко Ирина Виленовна. - М. 2007,- 46с.

 

  • Бурнышева Н. В. Исследование влияния пробиотиков на сохранность и рост телят раннего возраста в Пермском крае / Н. В. Бурнышева // Научные основы производства сельскохозяйственной продукции. - 2006. - С. 379-381.

 

  • Бурцев И. А. Биологические основы полноциклового культивирования осетровых рыб и создания новых пород методами гибридизации и селекции: автореф. дис. ... докт. биол. наук: 03.02.06 / Бурцев Игорь Александрович / И. А. Бурцев; М., 2013. – 48 с.

 

  • Бурцев И. А. Сотрудничество ВНИРО с рыбоводными предприятиями Республики Корея в области осетроводства / И. А. Бурцев, Е. Н. Кузнецова, С. Е. Зуевский // Рыбное хозяйство. - 2007. – №. 2.

 

  • Бухарин О. В. Патогенные бактерии в природных экосистемах / О. В. Бухарин, В. Ю. Литвин. - Екатеринбург: УрО РАН, 2000. - 277 с.

 

  • Буяров В. С. Эффективность применения пробиотиков «Моноспорин» и «Пролам» в сочетании с препаратом «Ганаминовит» / В. С. Буяров Ю. А. Юшков. // Национальная научно-практическая конференция «Состояние и пути развития аквакультуры в Российской Федерации в свете импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности страны». – 2016. - С. 17-21.

 

  • Васильева Л. М. Биологические и технологические особенности товарного осетроводства в условиях Нижнего Поволжья: автореф. дис. ... д-р с.-х. наук: 06.02.04/ Васильева Лидия Михайловна. - Астрахань, 2000. - 52 c.

 

  • Васильева Л. М. Аквакультура – реальный путь насыщения российского потребительского рынка рыбопродуктов (по материалам Стратегии развития аквакультуры в Российской Федерации на период до 2020 года) / Л. М. Васильева // Технологии пищевой и перерабатывающей промышленности АПК-продукты здорового питания. - 2013-№1- С. 57-62.

 

  • Васильева Л. М. Аквакультура осетрообразных: учебно-практическое пособие / Л. М. Васильева, Ю. В. Пилипенко, В. О. Корниенко, В. Ю. Шевченко, Р. Кольман, П. Лендел, Д. С. Гринь. - Херсон: 2014, 238 с.

 

  • Васильева Л. М. Биотехнологические нормативы по товарному осетроводству / Л. М. Васильева, А. А. Китанов, Т. Н. Петрушина, В. В. Тяпугин, Т. Г. Щербатова, А. П. Яковлева. – Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2010. – 80 с.

 

  • Васильева Л. М. Будущее осетровых / Л. М. Васильева // Рыба и морепродукты. - 2009. - № 3. - С. 21–25.

 

  • Васильева Л. М. Лечебно-профилактические мероприятия при выращивании осетровых в садках / Л. М. Васильева, М. В. Лозовская, О. В. Горкина, Т.Г. Щербатова // Естественные науки. - 2012. - № 2 (39). - С.154-159.

 

  • Васильева Л. М. Особенности кормления молоди русского осетра, выращиваемой в садках от активной личинки / Л. М. Васильева, А. З. Юсупова, С. А. Щербатов // Технологии пищевой и перерабатывающей промышленности АПК – продукты здорового питания. - 2014. - № 2. - С. 19–26.

 

  • Васильева Л. М. Пути сохранения и восстановления природных запасов осетровых рыб на примере Волго-Каспийского бассейна /Л. М. Васильева // Сборник статей международной конференции. Осетровые рыбы и их будущее. – 2011. – С. 105-108.

 

  • Васильева Л. М. Пути сохранения осетровых рыб в Каспийском бассейне / Л. М. Васильева, З. И. Абдрахова // Экокультура и фитобиотехнологии улучшения качества жизни на Каспии. - 2010. - С. 223–225.

 

  • Васильева Л. М. Садковое выращивание стерляди в условиях Дельты Волги / Л. М. Васильева, Т. Г. Щербатова, С. А. Щербатов // Актуальные проблемы инновационного развития агропромышленного комплекса. - 2009. - С.172-173.

 

  • Васильева Л. М. Современное состояние и перспективы развития воспроизводства осетровых рыб в странах Центральной и Восточной Европы / Л. М. Васильева // Материалы II съезда NACEE «Аквакультура центральной и Восточной Европы, настоящее и будущее». - 2011 – С. 41-45.

 

  • Васильева Л. М. Стратегии развития аквакультуры в Российской Федерации в период до 2020 г.) / Л. М. Васильева // Технологии пищевой и перерабатывающей промышленности АПК – продукты здорового питания. - 2013. - № 1. - С. 65–70.

 

  • Васильева Л. М. Тенденции развития осетроводства в странах Центральной и Восточной Европы / Л. М. Васильева // Водные биоресурсы и аквакультура. - 2010. – С. 171-177.

 

  • Васильева Л. М., Кормление осетровых рыб в индустриальной аквакультуре / Л. М. Васильева, С. В. Пономарев, Н. В. Судакова. – Астрахань: НПЦ по осетроводству «БИОС» «Издательско-полиграфический комплекс "Волга"», 2000г. – 87 c.

 

  • Васина С. Б. Продуктивность радужной и янтарной форели при выращивании на кормах «Аллер аква» / С. Б. Васина, Е. П. Шабалина // Сборник международной научно-практической конференции «Современные способы повышения продуктивных качеств сельскохозяйственных животных, птицы и рыбы в свете импортозамещения обеспечения продовольственной безопасности страны». – 2015. – С. 15-17.

 

  • Веснина Л. В. Алтайские стартовые корма: вчера, сегодня, завтра / Л. В. Веснина, Т. О. Ронжина, Г. В. Пермякова // Материалы II съезда NACEE «Аквакультура Центральной и Восточной Европы: настоящее и будущее». – 2011. – С. 48-53.

 

  • Власов В. А. Пробиотик в комбикорме для клариевого сома / В. А. Власов // Комбикорма. - 2013. - №4. – С. 61-63.

 

  • Волков М. Ю. Современные биотехнологии ветеринарных препаратов Пре- и пробиотики. / М. Ю. Волков // Ветеринарная медицина. -2006. - № 1. - С. 4-5.

 

  • Волкова А. Ю. Биология и экология осетровых при выращивании в садках на Европейском Севере: автореф. дис. … канд. биол. наук: 03.00.10, 03.00.16 / Волкова Анна Юрьевна. - Петрозаводск, 2006. - 25 с.

 

  • Воробьёв А. А. Исследование пристеночной микрофлоры кишечника крысы / А. А. Воробьёв, Ю. В. Несвижский, Е. А. Богданова // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии. - 2005. - № 3. - С. 61-65.

 

  • Воронова А. А. Рыбные промыслы Нижней Волги и Каспия в XIX - начале XX вв.: монография / А. А. Воронова. - Астрахань: Астраханский ун-т, 2005. - 115 с.

 

  • Воронова Г. П. Гидрохимический режим и естественная кормовая база прудов при пастбищном выращивании посадочного материала прудовых рыб / Г. П. Воронова, Л. А. Куцко, А. А. Адамчик, Н. Н. Гадлевская, В. Д. Сенникова, Р. Л. Асадчая // Вопросы рыбного хозяйства Беларуси. – 2005. – № 21. – С.141-148.

 

  • Гамыгин Е. А. Кормовая добавка на основе отходов переработки рыб / Е. А. Гамыгин, Е. Н. Попов // Материалы международной научно-технической интернет конференции «Актуальные проблемы выращивания и переработки прудовой рыбы». – 2012. – С. 36-38.

 

  • Гамыгин Е. А. Эффективность применения крабового жира в качестве аттрактивной добавки в комбикормах для осетровых рыб / Е. А. Гамыгин, А. А. Передня, Ю. В. Харламова, М. А. Митрофанова, И. В. Пузанков // Вестник АГТУ. - № 3 (26). - 2005. - С.67-73.

 

  • Ганжа Е. В. Физиологическое состояние лососевых рыб при использовании биотехнологий: автореф. дис. …кандидата. биол. наук: 03.02.06 / Ганжа Екатерина Викторовна. - М., 2012. - 24с.

 

  • Головин П. П. Микробиологическая добавка «Провит» в кормах для рыб / П. П. Головин, О.В. Григорьева, Н.Н. Романова // Материалы II съезда NACEE «Аквакультура центральной и Восточной Европы: настоящее и будущее». – 2011. – С. 72-75.

 

  • Головин П. П. Основные болезни осетровых рыб в товарных индустриальных хозяйствах и меры борьбы с ними / П. П. Головин // Проблемы современного товарного осетроводства. - 2000. - С. 122–125.

 

  • Головина Н. А. Ихтиопатология / Н. А. Головина, Ю. А. Стрелков, В. Н. Воронин, П. П. Головин, Е. Б. Евдокимова, Л. Н. Юхименко. - М.: Мир, 2003. - С. 89.

 

  • Головина Н. А. Морфофункциональная характеристика крови рыб- объектов аквакультуры: автореф. дис. …доктора. вет. наук: 03.00.10 / Головина Нина Александровна. - М., 1996. – 53 с.

 

  • Головко Г. В. Использование пробиотической добавки на основе Bacillus subtilis «В-1895» в аквакультуре / Г. В. Головко В. А. Чистяков, М. А. Сазыкина. // Рыбное хозяйство. — 2009. —  № 5. — С. 60-64. 

 

  • Горковенко Л. Г. Применение пробиотических препаратов в прудовом рыбоводстве: [Электронный ресурс] / Л. Г. Горковенко // Официальный сайт Биотехарго. – 2011. – Режим доступа: http://www.biotechagro.ru/experiments/fish_farming/bacell_monosporin_prolam_01.php.

 

  • Горский С. В. Справочные материалы по росту рыб: Осетровые рыбы / С. В. Горский, А. А. Яржомбек. - М.: Изд-во: ВНИРО, 2003. – 74с.

 

  • Грозеску Ю. Н. Биологическая эффективность применения пробиотика Субтилис в составе стартовых комбикормов для осетровых рыб / Ю. Н. Грозеску, А. А. Бахарева, Е. А. Шульга // Известия Самарского научного центра академии наук. – 2009. - т. 11, № 1 (2). – С. 42-45.

 

  • Грозеску Ю. Н. Использование вкусовых добавок в составе комбикормов для осетровых рыб / Ю. Н. Грозеску, А. А. Бахарева, Ю. В. Харламова, М. А. Митрофанова, Е. А. Шульга // Научные подходы к решению проблем производства продуктов питания. - 2004. - С. 125-127.

 

  • Гуцулюк О. Н. Влияние пробиотических добавок на гематологические и рыбоводные показатели годовиков русско-ленского осетра / О.Н. Гуцулюк. // Самарский научный вестник. Биологические науки. – 2015. -№ 4 (13). – С. 113-116.

 

  • Дергалева Ж. Т. Концепция развития товарного осетроводства в Российской Федерации на период до 2020 г. / Ж. Т. Дергалева, И. А. Бурцев, А. И. Николаев, Л. М. Васильева, Л. Г. Бондаренко // Аквакультура осетровых рыб: достижения и перспективы развития. - 2004. - С. 32–37.

 

  • Деханова О. В. Сравнительная оценка применения сухих полнорационных комбикормов при выращивании русского осетра в установках с замкнутым водоснабжением / О. В. Деханова, М. В. Коваленко, В. Н. Подпригора, Е. В. Еремеева // Актуальные вопросы рыбного хозяйства и аквакультуры бассейнов южных морей России. – 2014. – С. 174-176.

 

  • Егоров Е. В. Современное состояние ихтиофауны и товарное выращивание рыбы на оз. Чаны / Е. В. Егоров, А. А. Ростовцев, В. Ф. Зайцев // Материалы II съезда NACEE «Аквакультура центральной и восточное Европы: настоящее и будущее». – 2011. – С. 95-101.

 

  • Егоров Е. В. Современное состояние промысловой ихтиофауны оз. Чаны / Е. В. Егоров, А. А. Ростовцев, М. В. Селезнева, В. Ф. Зайцев, С. Е. Байльдинов, Д. Л. Сукнев // Вестник рыбохозяйственной науки. – 2014. – С. 29-43.

 

  • Ефимов А. Б. рыбоводно-биологическая характеристика гибрида осетров русского и сибирского: автореф. дис. … канд. биол. наук: 03.00.10 / Ефимов Александр Борисович. - М., 2004. – 24 с.

 

  • Жандалгарова А. Д. Использование пробиотических препаратов в качестве сорбентов при токсическом действии поверхностно-активных веществ на осетровых рыб / А. Д. Жандалгарова // Актуальные вопросы рыбного хозяйства и аквакультуры бассейнов южных морей России. – 2014. – С. 32-34.

 

  • Жилкин A. A. О необходимости развития товарного осетроводства в России / А. А. Жилкин // Сборник докладов I научно-практической конференции «Проблемы современного товарного осетроводства». – 2000. - С. 5–7.

 

  • Загребина О. Н. Зависимость качества молоди осетра от сроков зарыбления выростных прудов рыбоводных заводов дельты р. Волга/ О. Н. Загребина, Ю. В. Алымов, Б. В. Блинков, Н. М. Алиева // Инновационные технологии аквакультуры: тезисы докладов. – 2009. — С. 50-52.

 

  • Зверев А. Ф. Характеристика staphylococcus aureus, выделенных от бактерионосителей и разработка способа их санации: автореф. дис. …кандидата мед. наук: 03.02.03 / Зверев Александр Федорович. – Оренбург, 2013. – 24 с.

 

  • Зуевский С. Е. Использование пробиотиков при выращивании личинок и молоди осетровых рыб в замкнутых установках на рыбоводных фермах в Республике Корея: [Электронный ресурс] / С. Е. Зуевский // Официальный сайт компании Аквафид. – 2015. – Режим доступа: http://www.aquafeed.ru/node/54.

 

  • Иванова А. Б. Оценка влияния пробиотического препарата ветома 3.3 на биохимические показатели сыворотки крови у цыплят /А. Б. Иванова // Фармакологические и экотоксикологические аспекты ветеринарной медицины: материалы научно-практической конференции фармакологов Российской Федерации. - 2007. - С. 106-110.

 

  • Иванова А. Б. Перспективы применения бактериальных препаратов и пробиотиков в рыбоводстве / А. Б. Иванова, Б. Т. Сариев, Г. А. Ноздрин, И. В. Морузи // Вестник НГАУ. - 2012. - №2(23). - С. 58-61.

 

  • Иващук М. А. Усовершенствование лабораторной диагностики энтерококковой инфекции птиц: Автореф. дис. …кандидата вет. наук: 16.00.03 / Иващук Марина Александровна. - М., 2006. – 19 с.

 

  • Извергин Л. В. Азовские осетровые: ретроспектива эксплуатации их стад и уроки истории / Л. В. Извергин // Сборник статей международной конференции. Осетровые рыбы и их будущее. –2011. – С. 130-134.

 

  • Ильясов А. Ю. Технологические особенности выращивания молоди некоторых видов рыб и ракообразных в установках с замкнутым циклом водопользования: автореф. дис. … канд. биол. наук: 03.00.10 Ильясов Александр Юрьевич. - М., 2002. - 22 с.

 

  • Казарникова А. В. Основные заболевания осетровых рыб в аквакультуре / А. В. Казарникова, Е. В. Шестаковская. – М.: ВНИРО. 2005 - С. 27.

 

  • Калайда М. Л. История и перспективы развития рыбного хозяйства Татарстана / М. Л. Калайда. – Казань: Изд-во. Матбугат йорты, 2001 г. – 96 с.

 

  • Карасева Т. А. Влияние препарата "сухая бактериальная культура ацидофильной палочки" на здоровье и рост радужной форели / Т. А. Карасева, Н. К. Воробьёва, М. Л. Лазарева// Тезисы докладов научно-практической конференции "Марикультура Северо-Запада России". – 2000. - С. 22 -23.

 

  • Карачев Р. А. Ресурсосберегающая технология совместного выращивания осетровых и растительноядных рыб в садках / Р. А. Карачёв, В. А. Власов, А. В. Лабенец, Е. В. Липпо // Рациональное использование пресноводных экосистем – перспективное направление реализации национального проекта «Развитие АПК». - 2007. - С. 166–169.

 

  • Карачев Р. А. Эффективность выращивания осетровых и карповых рыб в поликультуре в условиях садкового тепловодного хозяйства: автореф. дис. … канд. с.-х. наук: 06.02.04 / Карачев Роман Александрович. - М., 2009. - 25 с.

 

  • Каримов М. М. Лечебно-профилактическая эффективность пробиотика Лаксуб при колибактериозе телят: автореф. дис. …канд. вет. наук: 06.02.02 / Каримов Мунирджон Мухторович. – Душанбе, 2012. – 43 с.

 

  • Карпюк М. И. Эколого-физиологические аспекты рыбоводства / М. И. Карпюк, В. М. Кычанов. - Астрахань: КаспНИРХ, 2006. – 196 с.

 

  • Киреева И. Ю. Биологическая оценка продуктивности водоемов аридных территорий для развития тепловодной и тропической аквакультуры: монография / И. Ю. Киреева под общ. ред. С. В. Пономарева. - Астрахань: Изд-во АГТУ, 2006. - 156 с.

 

  • Кириченко О. И. Садковое выращивание бестера в условиях третьей рыбоводной зоны / О. И. Кириченко // Рыбоводство и рыбное хозяйство. - 2014. – С. 17-24.

 

  • Китаев, И. А. Эффективность использования гидролизата соевого белка в кормлении рыб семейства Осетровые в установках замкнутого водоснабжения: автореф. дис. … кандидата с/х наук: 06.02.08 / Китаев Игорь Александрович. - Саратов, 2015. - 120 с.

 

  • Климов А. В. Садковые комплексы как один из вариантов развития товарного осетроводства в водоемах юга России / А. В. Климов, Ю. В. Алымов, А. А. Калашников, О. Н. Загребина // АГТУ тезисы. - 2008. - С.16-17.

 

  • Койшибаева С. К. Русский осетр, как перспективный объект выращивания в фермерских хозяйствах Казахстана: [Электронный ресурс] / С. К. Койшибаева // Официальный сайт АО «Казагроиновация». – 2015. – Режим доступа: http://kai.gov.kz/kz/magazine/last?start=11.

 

  • Кокоза А. А. Искусственное воспроизводство осетровых рыб: монография / А. А. Кокоза. – Астрахань, 2004. – С. 79–104.

 

  • Кокоза А. А. Состояние воспроизводства проходных и полупроходных видов рыб в бассейне Каспия, возможные меры по его оптимизации / А. А Кокоза, O. Н. Загребина, Ю. В. Алымов, Д.- А. А Садлер, В. В. Новоженин // Вестник АГТУ. - 2009. - №1. - С.96-99.

 

  • Колесник Т. И. Маркетинг продукции аквакультуры осетровых рыб в Российской Федерации / Т. И. Колесник // Сборник статей международной конференции «Осетровые рыбы и их будущее». - 2011. - С. 135–137.

 

  • Кольман Р. Применение установок с замкнутым водообменном (УЗВ) в осетроводстве Польши / Р. Кольман, Б. Здановски. -Сарваш: HAKI, 2013. - С. 32–46.

 

  • Кончиц В. В. Осетроводство в Беларуси: Состояние и перспективы / В. В. Кончиц, Р. А. Мамедов // Пресноводная аквакультура: состояние, тенденции и перспективы развития. // Сборник научных статей, посвященный 60-летию научно-исследовательской рыбохозяйственной станции. Кишинев. - 2005. – С.38-40.

 

  • Кончиц В. В. Первоочередные задачи развития осетроводства в Республике Беларусь / В. В. Кончиц // Научный журнал Рибогосподарська наука украiни. – 2008. - №3. - С.68-72.

 

  • Корзюков Ю. А. Болезни аквариумных рыб / Ю. А. Корзюков. -М.: Колос, 1979, - С. 9-20.

 

  • Костюкевич О. И. Влияние кишечной микрофлоры на здоровье человека. От патогенеза к современным методам коррекции дисбиоза / О. И. Костюкевич // РМЖ «Человек и лекарство». - 2011. - № 5. – С. 304-306.

 

  • Котова Е. А. Пробиотики в аквакультуре / Е. А. Котова, Н. А. Пышманцева, Д. В. Осепчук, А. А. Пышманцева, Л. Н. Тхакушинова // Сборник научных трудов Ставропольского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства. – 2012. – Т. 3. -№1-1. – С. 100-103.

 

  • Кошелев В. Н. Амурский осетр Аcipenser schrenckii brandt, (распределение, биология, искусственное воспроизводство): автореф. дис. … кандидата биол. наук: 03.02.06 / Кошеле Всеволод Николаевич. - М., 2010. - 25 с.

 

  • Кошелев В. Н. Возраст и рост амурского осетра A. schrenckii реки Амур /В. Н. Кошелев, П. Б Михеев, Ж. С. Литовченко // Известия ТИНРО. - 2009. - С.137–148.

 

  • Кошелев В. Н. Оценка уровня промысла амурских осетровых / В. Н. Кошелев, Е. В. Беспалова //Материалы региональной научно-практической конференции «Экология и безопасность водных ресурсов». – 2007. - С. 137–142.

 

  • Кражан С. А. Развитие естественной кормовой базы выростных прудов с использованием нетрадиционных удобрений / С. А. Кражан, Т. В. Григоренко, Н. В. Пономаренко // Материалы II съезда NACEE «Аквакультура центральной и Восточной Европы: настоящее и будущее». – 2011. – С. 137-140.

 

  • Кулаков Г. В. Субтилис – натуральный концентрированный пробиотик. – М.: ООО Типография «Визави», 2003. – 48 с.

 

  • Куцко Л. А. К вопросу использования отходов сахарного производства (дефеката) для удобрения рыбоводных прудов / Л. А. Куцко// Вопросы рыбного хозяйства Беларуси: Сборник трудов Белорусского научно-исследовательского и проектно-конструкторского института рибного хозяйства. – 2003. – выпуск 12. – С. 107-111.

 

  • Лагуткина Л. Ю. Аквакультура: приоритеты, ресурсы, технологии / Л. Ю. Лагуткина, О. Ю. Лагуткина // Вестник АГТУ. Серия Рыбное хозяйство. - 2010. - № 1. - С. 69–76.

 

  • Ладыгина А. В. Изучение влияния бифидобактерий и кишечной палочки при совместном культивировании / А. В. Ладыгина // Тезисы Всероссийской научно-практической конференции «Вакцинология 2008. Совершенствование иммунобиологических средств профилактики, диагностики и лечения инфекционных болезней». - 2008. - С. 69-70.

 

  • Ладыгина А. В. Особенности взаимодействия Bifidobacterium bifidum 1 и Еscherichia coli М-17 в бификоле при совместном их выращивании / А. В. Ладыгина // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2009. - № 3. – С. 10 - 14.

 

  • Левина О. А. Эффективность комплексного использования селенита натрия и пробиотика при выращивании стербела / О. А. Левина, С. В. Пономарев, Г. Ф. Металлов. // Национальная научно-практическая конференция «Состояние и пути развития аквакультуры в Российской Федерации в свете импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности страны». – 2016. - С. 76-80.

 

  • Лозовский А. Р. Моделирование продуктивности осетровых рыб при интенсивном выращивании / А. Р. Лозовский. - Астрахань: Астраханский университет, 2008. 109 с.

 

  • Макаров Ю. А. Кишечные инфекции новорожденных телят бактериальной этиологии / Ю. А. Макаров, Н. Е. Горковенко, H. H. Шульга // Бюллетень научных исследований. - 2008. - Выпуск 14. -С. 3-12.

 

  • Маликова А. В. Рост молоди некоторых гибридов осетровых при выращивании в бассейнах/ А. В. Маликова, А. Г. Новосадов // Пресноводная аквакультура: состояние, тенденция и перспективы развития. - 2005. –С. 50–53.

 

  • Матишов Г. Г. Основы осетроводства в условиях замкнутого водообеспечения для фермерских хозяйств / Г. Г. Матишов, Д. Г Матишов, Е. Н Пономарева, М.Н. Сорокина, А. В. Казарникова, М. В. Коваленко. – Ростов-на-Дону: Южный научный центр РАН, 2008. – 86 с.

 

  • Матишов Г. Г. Практическая аквакультура (Разработки ЮНЦРАН и ММБИ КНЦ РАН) / Г. Г. Матишов, Е. Н. Пономарева, Н. Г. Журавлева. - Ростов н/Д.: ЮНЦ РАН, 2014. - 284 с.

 

  • Машеро В. А. Нормальная микрофлора животного организм и коррекция дисбактериоза пробиотиком «Диалак» / В. А. Машеро // Ветеринарная практика. - 2004. -№ 1 (24). С. 24-32.

 

  • Металлов Г. Ф. Биохимические и морфофизиологические показатели русского осетра в современных экологических условиях Волго-Каспия / Металлов Г. Ф., Распопов В. М., Аксенов В. П., Чипинов В. Г. // Сборник материалов и докладов международного симпозиума «Тепловодная аквакультура и биологическая продуктивность водоемов аридного климата». - 2007. - С. 484-486.

 

  • Металлов Г. Ф. Физиолого-биохимические механизмы эколого-адаптационной пластичности осморегулирующей системы осетровых рыб / Г. Ф. Металлов, С. В. Пономарев, В. П. Аксенов, П. П. Гераскин - Астрахань: АГТУ, 2010. 192 с.

 

  • Микодина Е. В. Генетически модифицированные источники в искусственных кормах для рыб / Е. В. Микодина, Е. В. Ганжа // Рыбное хозяйство. - 2008. - №2. - С. 84–87.

 

  • Микодина Е. В. Изучении гибридов рыб – объектов аквакультуры / Е. В. Микодина, А. Г. Новосадов // Материалы Международной научно-практической конференции "Повышение эффективности использования водных биологических ресурсов". - 2006. -С. 122-124.

 

  • Микодина Е. В. Некоторые биохимические показатели двухгодовиков триплоидной радужной форели в условиях южного Вьетнама / Е. В. Микодина, Е. В. Ганжа, Е. Д. Павлов // Современные проблемы физиологии и биохимии водных организмов. - 2010. -С. 117–119.

 

  • Минияров Ф. Т. Особенности товарного прудового выращивания осетровых в поликультуре на примере Астраханской области: автореф. дис. ... канд. биол. наук: 03.00.10 / Минияров Фарит Талгатович. - Астрахань, 2001. - 24 с.

 

  • Митрофанова М. А. Каротиноиды в кормлении осетровых рыб / М. А. Митрофанова, Ю. В. Харламова, А. В. Сергеев // Материалы молодежной конференции. - 2005. - С. 325-327.

 

  • Моисеева Е. В. Биологические основы повышения эффективности разведения радужной форели Parasalmo (Oncorchynchus) в условиях племенных заводов: автореф. дис. ... канд. биол. наук: 03.02.06 / Моисеева Елена Владимировна. - Краснодар, 2015. - 24 с.

 

  • Мордовцев Д. А. Оценка влияния пробиотиков на рыбоводно-биологические показатели выращивания молоди осетровых / Д. А. Мордовцев, Е. И. Балакирев, Н. В. Судакова // Аквакультура осетровых рыб: достижения и перспективы развития. - 2006. - С. 267–270.

 

  • Мухачев И. С. Новые подходы к развитию товарного рыбоводства в Зауралье / Н. П. Слинкин, Н. Б. Чудинов // Рыбное хозяйство. - 2006. - № 3. - С.59-63.

 

  • Нефедоров С. А, Рыбоводно-биологическая характеристика обского осетра (Acipenser baerii Brandt) и иртышской стерляди (Acipenser ruthenus marsiglii Brandt) при выращивании в индустриальных условиях / С. А. Нефедов, Е. А. Мельченков, И. В Нефедова // Вопросы рыбоводного хозяйства. – 2009. – №2. – С. 347-351.

 

  • Никитина Т. А. Корма и кормление при товарном выращивании осетровых Acipenseridae на Юге России / Т. А. Никитина // Вестник Южного научного центра РАН. - 2006. – Том 2 №4. - С. 68-75.

 

  • Никифоров А. И. Морфология скелетной мускулатуры некоторых гибридных форм осетровых / А. И. Никифоров, А. В. Маликова // Инновационные подходы в ветеринарии, биологии и экологии. - 2009. - С. 107–109.

 

  • Николаев А. И. Состояние и перспективы научно-исследовательских работ в осетроводстве / А. И. Николаев, И. В. Бурлаченко, Н. В. Судакова, Л. Г. Бондаренко // Аквакультура осетровых рыб: достижения и перспективы развития: материалы докладов IV Международной научно-практической конференции. - 2006. - С. 10–12.

 

  • Новоженин В. В. Влияние управляемой водной среды на эмбриональный и постэмбриональный периоды развития севрюги/ В. В. Новоженин, Ю. В. Алымов, О. Н. Загребина // V Ежегодная научная конференция студентов и аспирантов базовых кафедр Южного научного центра РАН: тезисы докладов. - 2009. - С. 13-15.

 

  • Новосадов А. Г. Морфофизиологическая и продукционная характеристики гибрида сибирского осетра Acipenser baerii и белуги huso: автореф. дис. … кандидата биол. наук: 03.02.06 / Новосадов Алексей Геннадьевич. - М., 201. - 24 с.

 

  • Новосадов А. Г. Результаты выращивания молоди гибрида ленского осетра и белуги / А. Г. Новосадов // Пресноводная аквакультура: состояние, тенденция и перспективы развития. - 2005. -С. 42-45.

 

  • Новосадов А. Г. Рост молоди некоторых гибридов осетровых при выращивании в бассейнах / А. Г. Новосадов, А. В. Маилкова // Пресноводная аквакультура: состояние, тенденция и перспективы развития. - 2005. -С. 50-53.

 

  • Новосадов А. Г. Технология получения и выращивания гибрида сибирского осетра (Acipenser baerii) и белуги (Huso huso) / А. Г. Новосадов, А.В Лабенец., Е.И Шишанова и др.// М.: Россельхозакадемия, 2008. - 38 с.

 

  • Ноздрин Г. А. Изменение прироста массы осетровых при применении пробиотического препарата аквапурин / Г. А. Ноздрин, И. В. Морузи, Е. В. Пищенко, С. И. Нурутдинова // Вестник НГАУ. – 2015. №4 (37). – С. 121-126.

 

  • Ноздрин Г. А. Научные основы применения пробиотиков в птицеводстве: монография / Г. А. Ноздрин, А. Б. Иванова, А. И. Шевченко и др. – Новосибирск: Новосиб. Гос. Аграр. Ун-т, 2013. - 224 с.

 

  • Ноздрин Г. А. Пробиотики и микронутриенты при интенсивном выращивании цыплят кросса Смена: монография/ Г. А. Ноздрин, А. Б. Иванова, А. И. Шевченко и др. – Новосибирск: Новосиб. Гос. Аграр. Ун-т, 2009. - 207 с.

 

  • Ноздрин Г. А. Продуктивность птицы и качество продукции птицеводства при применении пробиотиков класса Ветом и Селена: монография / Г. А. Ноздрин, Ю. Н. Федотов, С. А. Шевченко и др. – Новосибирск: Новосиб. Гос. Аграр. Ун-т, 2013. - С. 3-4.

 

  • Ноздрин Г. А. Система препаратов для решения ихтиопатологических проблем в аквакультуре / Г. А. Ноздрин, А. Б. Иванова, Ю. С. Аликин // Вестник НГАУ. - 2012. - №2 (23). - С. 62.

 

  • Ноздрин Г. А. Эффективность пробиотика Ветом 2.26 при скармливании молоди карпа / Г. А. Ноздрин, И. В. Морузи, С. В. Хмельков // Вестник НГАУ. - 2013. - №4(29). - С. 58.

 

  • Ноздрин, Г.А. Научные основы применения, пробитиоков в птицеводстве: монография / Г.А. Ноздрин, А.Б. Иванова, А.И. Шевченко и др. / Новосиб. гос. аграр. ун-т. — Новосибирск, 2005. — 224 с.

 

  • Нурутдинова С. И. Изменение биохимических показателей крови сибирского осетра Acipenser baerii при применении пробиотического препарата аквапурин / С. И. Нурутдинова, Г. А. Ноздрин, И. В. Морузи. А. А. Леляк, С. В. Глушко // Вестник НГАУ. – 2016. № 1(38). – С. 99-104.

 

  • Остроумова И. Н. Биологические основы кормления рыб / И. Н. Остроумова. – Санкт-Петербург: ГосНИОРХ, 2001. – 372 с.

 

  • Павлов А. В. Влияние оптического изучения на свойства золотистого стафилококка / А. В. Павлов, Ю.Г. Юшков // Актуальные вопросы зоотехнической науки и практики как основа улучшения продуктивных качеств и здоровья сельскохозяйственных животных. – 2003. - С. 382-383.

 

  • Павлов А. Д. Изменчивость фенотипических признаков окской стерляди (Acipenser ruthenus) в процессе длительного выращивания / А. Д. Павлов // Материалы третьей международной конференции молодых учёных НАСИ. – 2011. - №1 (12). - 51 с.

 

  • Панасенко В. В. Использование пробиотиков в кормах для рыб Провими /В. В. Панасенко // Тезисы докладов международной научной конференции «Состояние и перспективы развития фермерского рыбоводства аридной зоны». – 2006. – С. 70-71.

 

  • Панасенко В. В. Оценка микробиологических показателей пробиотиков, используемых в кормах при выращивании рыб (Субтилис, Ветом, Субалин) / В. В. Панасенко // Материалы Международной конференции «Состояние и перспективы развития фермерского рыбоводства аридной зоны». – 2006. - С. 112-113.

 

  • Панин А. Н. Пробиотики — неотъемлемый компонент рационального кормления животных / А. Н. Панин, Н. И. Малик // Ветеринария. - 2006. - № 7. - С. 3-6.

 

  • Паромова Я. И. Временная организация биологических свойств Staphylococcus Aureus / Я. И. Паромова, В. В. Варницына, Н. А. Курлович, Н. Б. Перунова, С. Л. Галян, Т. Х. Тимохина // Медицинская наука и образование Урала. - 2008. - № 2. - С. 56-57.

 

  • Паромова Я. И. Суточная динамика биологических свойств Staphylococcus Aureus: автореф. дис. …кандидата вет. наук: 03.02.03 / Паромова Яна Игоревна. - Оренбург, 2010. – 24 с.

 

  • Подушка С. Б. Кризис заводского осетроводства в России и возможные пути его преодоления / С. Б. Подушка // Научно-технический бюллетень лаборатории ихтиологии ИНЭНКО. - 2007. - № 12. - С. 5–15.

 

  • Померанцев Д. А. Обитатели водной среды – соактанты инфекционных и инвазионных паразитарных систем в условиях Поволжского региона: автореф. дис. … доктора вет. наук: 06.02.02, 03.02.11 / Померанцев Дмитрий Александрович. - Нижний Новгород, 2010. - 48 с.

 

  • Пономарев С. В. Биологическая эффективность применения нового каротин содержащего препарата -витатона в составе стартовых комбикормов для осетровых рыб / С. В Пономарев, М. А. Митрофанова, Ю. В. Харламова, Е. Н. Пономарева, Ю. Н. Грозеску, А. А. Бахарева // Вестник КБГУ. Серия Биологические науки. – 2004. - Выпуск б. - С 22-24.

 

  • Пономарев С. В. Влияние состава кормов на изменение биохимических показателей осетровых рыб / С. В. Пономарев, Ю. В. Харламова, И. Б. Манова // Аквакультура осетровых рыб: достижения и перспективы. - 2001. - С. 144-145.

 

  • Пономарев С. В. Осетроводство на интенсивной основе / С. В. Пономарев, Д. И. Иванов. – СПб: "Лань", 2009. - 312 с.

 

  • Пономарев С. В. Применение эффективных кормовых компонентов в составе стартовых комбикормов для молоди осетровых рыб / С. В. Пономарев, Ю. В. Харламова, М. А. Митрофанова, Е. Н. Пономарева, Ю. Н. Грозеску, А. А. Бахарева //Вестник 1СБГУ. Серия Биологические науки. – 2004. - Выпуск 6. - С 17-19.

 

  • Пономарев С. В. Технологии выращивания и кормления объектов аквакультуры юга России / С. В. Пономарев, Е. А. Гамыгин, С. И. Никоноров, Е. Н. Пономарева, Ю. Н. Грозеску, А. А. Бахарева. — Астрахань: Изд-во «Нова плюс», 2002. — 264 с.

 

  • Пономарев С. В. Фермерская аквакультура / С. В. Пономарев, Л. Ю. Лагуткина, И. Ю. Киреева. - М.: Росинформагротех, 2007. - 192 с.

 

  • Пономарев С. В. Эффективность использования крабовой муки в составе комбикормов для осетровых рыб / С. В. Пономарев, А. А. Бахарева Ю. Н. Грозеску, Ю. В. Харламова, М. А. Митрофанова, А. А. Передня // Международная научно-практическая практическая конференция: Аквакультура и интегрированные технологии: проблемы и возможности. - 2005. – Том 2. - С. - 284-287.

 

  • Пономарев С. В. Эффективность различных норм ввода рыбьего жира в комбикорма для осетровых рыб / С. В. Пономарев, Ю. В. Сергеева, Ю. М. Баканева // Вестник АГТУ. Серия Рыбное хозяйство. - 2009. - № 1. - С. 82-85.

 

  • Пономарева Е. Н. Динамика функционального состояния молоди гибрида русско-ленского осетра при моделировании условий выращивания в установке замкнутого водоснабжения / Е. Н Пономарева, Г. Ф. Металлов, В. А. Григорьев, А. В. Ковалёва, С. В. Пономарев, О. А. Левина // Известия вузов. Северокавказский регион. Серия: Естественные науки. - 2012. - № 5. - С. 72-76.

 

  • Пономарева Е. Н. Использование крабового жира в составе стартовых и продукционных комбикормов для осетровых рыб / Ю. Н. Грозеску, А. А. Бахарева, М. А. Митрофанова, Ю. В. Харламова, А. А. Передня // Международная научно-практическая конференция: Аквакультура и интегрированные технологии: проблемы и возможности. – 2005. - Том 2. - С. - 287-291.

 

  • Пономарева Е. Н. Моделирование среды, как экологический способ решения актуальных проблем аквакультуры / Е. Н. Пономарева, Г. Ф. Металлов, О. А. Левина // Известия Самарского научного центра российской академии наук. - 2014. -№1. - С. 188-192.

 

  • Пономарева Е. Н. Оптимизация состава стартовых комбикормов для ранней молоди осетровых рыб / Е. Н. Пономарева, А. А. Бахарева // Современные проблемы Каспия: Материалы международной конференции, посвященной 105- летию КаспНИРХа. - 2002. – С. 63-66.

 

  • Пономарева Е. Н. Повышение резистентности осетровых рыб на ранних этапах онтогенеза при использовании витаминных препаратов / Е. Н. Пономарева С. В. Пономарев, М. Н. Сорокина // Вестник Южного научного центра РАН. - 2005 – Том 1 №1. - С. 41-44.

 

  • Привезенцев Ю. А. Рыбоводство / Ю. А. Привезенцев, В. А. Власов. - М.: Мир, 2004. С. 222–232.

 

  • Распопов В. М. Естественное воспроизводство рыбных ресурсов и техногенное общество (на примере осетровых) / В. М. Распопов, Ю. В. Сергеева // Вестник АГТУ: Серия Рыбное хозяйство. - 2009. - № 2. - С. 14-16.

 

  • Распопов В. М. Экологические основы воспроизводства осетровых в условиях современного стока р. Волги: монография / В. М. Распопов, Т. Н. Кобзева. - Астрахань: Изд-во АГТУ, 2007. - 156 с.

 

  • Речинский В. В. Рыбоводно-биологическая характеристика гибридов стерляди с сибирским осетром: автореф. дис. … канд. биол. наук: 03.00.10 / Речинский Виктор Викторович. - М., 2003. - 24 с.

 

  • Рыжков Л. П. Основы рыбоводства: доп. УМО по образованию в области рыбного хозяйства в качестве учебника для студ. вузов, обуч. по спец. 110401.65 - "Зоотехния" / Л. П. Рыжков, Т. Ю. Кучко, И. М. Дзюбук; под ред. Е.А. Монахова. – СПб: Лань, 2011. - 528 с.

 

  • Садлер Д.-А. А. Качественная оценка продукционных стад русского осетра в зависимости от условий содержания / Д.-А. А. Садлер, А. А. Кокоза, О. Н. Загребина // Вестник АГТУ. Серия Рыбное хозяйство. -2012. - № 1. - С. 175–180.

 

  • Садлер Д.-А. А. Предварительные данные по оптимизации режима кормления продукционных стад производителей русского осетра // Д.-А. А. Садлер Ю. В. Алымов, Б. В. Блинков // VI Ежегодная научная конференция студентов и аспирантов базовых кафедр Южного научного центра РАН. - 2010. - С. 40-41.

 

  • Садлер Д.-А. А. Результаты функциональной оценки производителей русского осетра, выращиваемых на разных кормосмесях на садковом рыбоводном комплексе ООО АРК «Белуга» / Д.-А. А. Садлер, А. А. Кокоза, О. Н. Загребина // Электронный сборник тезисов докладов 55-й Всероссийской научной конференции профессорско-преподавательского состава Астраханского государственного технического университета. - 2011. – С. 78-79.

 

  • Салимов Д. Д. Эффективность применения пробиотиков при содержании мясных кур / Д. Д. Салимов // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. - 2013. - № 4 (42). - С. 145–148.

 

  • Сергеева Ю. В. Оценка эффективности применения продуктов глубокой переработки крабов в комбикормах для осетровых рыб: автореф. дис. … канд. биол. наук: 03.00.10 / Сергеева Юлия Валерьевна. - Астрахань, 2005. - 24 с.

 

  • Соколов В. Д. Биологически активные препараты из грибов / В. Д. Соколов, Н. Л. Андреева // Материалы VII Всероссийской конференции по анестезиологии и реаниматологии с международным участием. - 2011. -С. 44-46.

 

  • Стадольский И. И. Выращивание ремонтно-маточного стада осетра обской популяции в тепловодном хозяйстве с системой замкнутого водоснабжения / И. И. Стадольский, М. А. Вдовченко // Генетика, селекция и воспроизводство рыб. - 2002. - С. 87–89.

 

  • Трифонова Е. С Эффективность применения пробиотических препаратов "ЗООНОРМ" И "БИФИДУМ - СХЖ" на Можайском ПЭРЗ / Е. С. Трифонова, Л. И. Бычкова, Л. Н. Юхименко // Расширенные материалы Всероссийской научно-практической конференции "Проблемы иммунологии, патологии и охраны здоровья рыб". - 2004. -. С 528-534.

 

  • Трифонова Е. С. Опыт использования пробиотического препарата бифилактрина на ранней стадии выращивания бестера / Е. С. Трифонова, Ф. Ф. Мягких // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы иммунологии, патологии охраны здоровья рыб». – 2004. – С. 534–538.

 

  • Трифонова Е. С. Применение пробиотиков на Можайском производственно-экспериментальном рыбоводном заводе /Е. С. Трифонова, Л. Н. Юхименко, Л. И. Бычкова, К. В. Гаврилин // Сборник научных трудов «Болезни рыб». - 2004. - Выпуск 79. – С. 170-176.

 

  • Туркулова В. Н. Продукция товарного осетроводства в Европе и перспективы его развития на береговых морских хозяйствах Украины / В. Н. Туркулова В. А. Шляхов, Е. П. Губанов // Сборник статей международной конференции «Осетровые рыбы и их будущее». - 2011. - С. 190–196.

 

  • Учасов Д. С. Влияние пробиотического препарата «Проваген» на физиолого-биохимический статус и продуктивность молодняка свиней / Д. С. Учасов, Н. И. Ярован, О. Б. Сеин // Вестник ОрелГАУ. - 2010. -№3. - С.97.

 

  • Ушакова Н. А. Оценка эффективности синбиотического препарата «простор» в рационе молоди осетровых рыб / Н. А. Ушакова, С. В. Пономарев, В. Г. Правдин. // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 6-5. – С. 1174-1177.

 

  • Филиппова О. П. Опыт использования пробиотического препарата – бифилактрина на ранней стадии выращивания бестера / О. П. Филиппова, Л. И. Бычкова, Е. С. Трифонова, Ф. Ф. Мягких // Расширенные материалы Всероссийской научно практической конференции. «Проблемы иммунологии, патологии и охраны здоровья рыб». – 2004. – С. 534-538.

 

  • Френкель С. Э. Дрифт беспозвоночных как кормовая база молоди лососей в типичной малой реке Сахалина: автореф. дис. … кандидата биол. наук: 03.02.10 / Френкель Светлана Эдуардовна. - М., 2011. – 27 с.

 

  • Френкель С. Э. Питание молоди заводской кеты в озере Тунайча (Южный Сахалин) / С. Э. Френкель // Чтения памяти Владимира Яковлевича Леванидова. – 2008. - Выпуск 4. - С. 284–291.

 

  • Френкель С. Э. Питание молоди кунджи Salvelinus leucomaenis (Pallas) в р. Ударница (Юго-Восточный Сахалин) / С. Э. Френкель // Тезисы докладов Х съезда ГБО при РАН. - 2009. - С. 419-420.

 

  • Ходоревская Р. П. Современное состояние запасов осетровых каспийского бассейна и меры по их сохранению / Р. П. Ходоревская, В. А. Калмыков, А. А. Жилкин // Вестник АГТУ. Сер. Рыбное хозяйство. - 2012. - № 1. - С. 99–106.

 

  • Чарыев А. Б. Эффективность использования пробиотика Субтилис при выращивании бройлеров / А. Б. Чарыев, Р. Р. Гадиев // Известия оренбургского государственного аграрного университета. – 2014. -№6 (40). – С. 139-141.

 

  • Чебанов М. С. Руководство по разведению и выращиванию осетровых рыб / М. Чебанов, Е. В. Галич, Ю. Н. Чмырь. — М., 2004- 136 с.

 

  • Чипинов В. Г. Сравнительная оценка применения сухих полнорационных комбикормов европейского производства при выращивании осетровых рыб / В. Г. Чипинов, А. А. Красильникова, М. В. Коваленко // Вестник АГТУ. – 2012. -№2. - С. 99-104.

 

  • Чупринина Р. П., Доклиническая оценка безопасности (безвредности) производственных штаммов и лекарственной формы пробиотиков Р. П. Чупринина, И. Г. Осипова, В. Ф. Евлашкина, А. В. Ладыгина // Тезисы Всероссийской научно-практической конференции «Вакцинология 2006. Совершенствование иммунобиологических средств профилактики, диагностики и лечения инфекционных болезней». - 2006. - С. 105-106.

 

  • Шендеров Б. А. Функциональное питание и пробиотики: микроэкологические аспекты / Б. А. Шендеров, М. А. Манвелова. – М.: Агар, 1997. 23 с.

 

  • Шинкаревич Е. Д. Применение пробиотиков в животноводстве / Е. Д. Шинкаревич // Известия Санкт-Петербургского аграрного университета. – 2008. - №11. - С. 84-87.

 

  • Ширина А. А. Определение хронической токсичности пробиотика «Промомикс С» /А. А. Ширина // ФГБОУ "Кубанский государственный аграрный университет". - 2011. – С. 48-51.

 

  • Шишанова Е. И. Осетровые рыбы как объект разведения в искусственных условиях с зимней паузой роста (на примере Электрогорской ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона) / Е. И. Шишанова, А. Г. Новосадов, А. В. Маилкова // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. - 2008. - № 4 (20). - С. 176–179.

 

  • Щербатов С. А. Выращивание сеголеток русского осетра в садках от активной личинки / С. А. Щербатов, А. З. Юсупова, Л. М. Васильева // Человек и животные: материалы VII Международной заочной конференции. – 2014. -. С. 100–104.

 

  • Щербина М. А., Кормление рыб в пресноводной аквакультуре / М. А. Щербина, Е. А. Гамыгин. – М.: Из-во ВНИРО, 2006. – 360 с.

 

  • Юсупова А. З. Особенности выращивания русского осетра в садках от личинки, перешедшей на активное питание: автореф. дис. …кандидата биол. наук: 06.04.01 /Юсупова Аделя Закировна. -Астрахань, 2014. – 23 с.

 

  • Юхименко Л. Н. Микробиоценоз воды и рыб в аквариумистике, а также влияющие на него факторы / Л. Н. Юхименко // Материал VI Международной научно-практической конференции «Аквариум, как средство познания мира». – 2010 - С. 83-85.

 

  • Юхименко Л. Н. Перспективы использования субалина для коррекции микрофлоры кишечника и профилактики БГС / Л. Н. Юхименко, Г. С. Койдан, Л. Я. Бычкова // Тезисы докладов научно-практической конференции "Проблемы охраны здоровья рыб в аквакультуре". - 2000. - С. 133 -136.

 

  • Юшков Ю. Г. Изменение чувствительности золотистого стафилококка к антибиотикам под влиянием оптического излучения / Ю. Г. Юшков, А. В. Павлов // Аграрная наука Сибири, Монголии, Казахстана и Башкортостана – сельскому хозяйству. – 2003. – С. 130-131.

 

  • Abrosimova N. Prevention of Tympanism in young sturgeon reared under intensive system of production / N. Abrosimova, К. Abrosimova // Aquaculture Europe. - Spain, Donostia-San Sebastian, 2014. - P. 22-23.

 

  • Adamek Z. Carp farming as a traditional type of pond aquaculture in Central Europe: prospects and weakneses in the Czech Republic, Hungary and Poland / Z. Adamek, D. Gal, M. Pilarczyk // European Aquaculture Society Special Publication.- 2009. – P. 80-81.

 

  • Albrektsen S. Ascorbyl palmitate as a dietary vitamin C source for rainbow trout / S. Albrektsen, O. Lie, K Sandnees // Aquaculture. – 1988. – Vol. 71, № 4. – Р. 359–368.

 

  • Alexandr M. Reproduction indices of the southern Sakhalin pink salmon / M. Alexandr, А. Kaev, A. Alexandr // North pacific anadromous fish commission. -2004. – P. 1-14.

 

  • Asaduzzaman M. C/N ratio control and substrate addition for periphyton development jointly enhance freshwater prawn Macrobrachium rosenbergii production in ponds / M. Asaduzzaman, M. A. Wahab, M. C. Verdegem // Aquaculture. - 2008. – P. 117–123.

 

  • Azim M. E. The potential of periphyton-based culture of two Indian major carps rohu Labeo rohita (Hamilton) and gonia Labeo gonius (Linnaeus) / M. E. Azim, M. A. Wahab, A. A. van Dam, M. C. M. Beveridge, M. C. J. Verdegem // Aquaculture Research. – USA, 2001. –P. 209-216.

 

  • Beer K. Commercial aquaculture of sturgeon in North America / K. Beer // Technical Compendium to the Proceedings of the fourth International Symposium on Sturgeon, Oshkosh, Wisconsin, USA. - 2001. - Р. 162-163.

 

  • Blancheton J. P. Recent developments in recirculation systems / J. P. Blancheton // Seafarming today and tomorrow: Abstracts and extended communications of contributions presented at the International conference «Aquaculture Europe 2002». - Trieste. – Italy, 2002. – Р. 3-9.

 

  • Blancheton J. P. Water quality and rainbow trout performance in a Danish Model Farm recirculating system: comparison with a flow through system / J. P. Blancheton, A. Belaud // Aquacultural engineering. – UK. -Vol. 40, № 3. – 2009. – Р. 135-143.

 

  • Bosma R. H. Sustainable aquaculture in ponds: principles, practices and limits / R. H. Bosma, M. C. J. Verdegem // Livestock science. - The Netherlands, 2011. – T.139, № 1. – P. 58-68.

 

  • Bruch R. M. A practical field guide for the identification of stages of lake sturgeon gonad development with notes on lake sturgeon reproductive biology and management implications/ R. M. Bruch Dick ,T. A. Choudhury // A Publ. Sturgeon for Tomorrow, Malone, WI. – 2001. – P 38-39.

 

  • Brune D. E. Intensification of pond aquaculture and high rate photosynthetic systems./ D. E. Brune, G. Schwartz, A.G. Eversole // Aquacultural Engineering. -2003. - P 65-86.

 

  • Cardia F. A review of cage aquaculture: Mediterranean Sea / F. Cardia, M. Halwart, D. Soto, J.R. Arthur // Cage aquaculture – Regional reviews and global overview, FAO FisheriesTechnical Paper. – 2007. - No. 498. - P 156–187.

 

  • Chanput W Book review: Probiotics and Prebiotics: Scientific Aspects / W. Chanput // Food Research International. - 2006. - P. 831-832.

 

  • Coad B.W. Species Account – Acipenseridae / B.W. Coad // Freshwater Fishes of Iran. – 2009. – Vol.1. – P. 1-13.

 

  • De Silva S. S. Обзор садковой аквакультуры: Азия (за исключением Китая) / S. S. De Silva, M. G. Phillips // Садковая аквакультура – Региональные обзоры и всемирное обозрение. – 2010. – С. 21-51.

 

  • Gal D. Experiments on the operation of a combined aquaculture-algae system / D. Gal, F. Pekar, E. Kerepeczki // Aquaculture International. -2007. - Р. 173-180.

 

  • Gal D. Potential of nutrient reutilization in combined intensive-extensive pond systems / D. Gal, F. Pekar, T. Kosaro // Aquaculture International. – 2011. – P. 563-575.

 

  • Ganzha E. Blood Serum Proteins of Pink, Chum, Cohoand Sockeye Salmons from Two South Kamchatka Water Bodies / E. Ganzha, E. Mikodina // Arctic marine ecosystems an era of rapid climate change. - 2009.-Р. 124-125.

 

  • Gorbach S. L. Probiotics and gastrointestinal health / S. L. Gorbach // Am. J. Gastroenterol. - USA, 2000. - P. 2-4.

 

  • Guarner F. Probiotics and prebiotics / F. Guarner, Khan G. A., J Garisch, R. Eliakim, A. Gangl, A. Thomson, J. Krabshuis, T. L Mair // World gastroenterology organization. - 2008. – P. 1-24.

 

  • Hafezieh M. Effect of enriched Artemia urmiana on growth, survival and composition of larval persian sturgeon / M. Hafezieh, M. S. Kamarudin, C. R. Bin Saad // Journal of Fisheries and Aquatic Sciences. –2009. - Р. 201-207.

 

  • Hong H. A. The use of bacterial spore formers as probiotics / H. A. Hong, L. H. Due, S. M. Cutting // FEMS Microbial. Rev. – UK. 2005. - Vol. 29, № 4. - P. 813-835.

 

  • James D. Responsible aquaculture in 2050: valuing local conditions and human innovations will be key to success / D. James, H. Egna, T. Chopin, M. Peterson, L. Cao, R. Pomeroy, M. Verdegem, W. T Slack, M. G Bondad-Reantaso, F. Cabello // BioScience. - UK., 2013. – T. 6, № 14. – P. 255-262.

 

  • Jones A. The commercial farming of sturgeon in Europe / A. Jones // Technical Compendium to the Proceedings of the fourth International Symposium on Sturgeon, Oshkosh, Wisconsin, USA. – 2001. - Р. 161.

 

  • Kamstra A. Development of blue label for fish farms; performance of existing Hesy systems / A Kamstra // Poster presented at Aqua 2000. – France, 2000. – Р. 36-38.

 

  • Keshavanath P. The effect of periphyton and supplemental feeding on the production of the indigenous carps Tor khudree and Labeo fimbriatus / P. Keshavanath, B. Gangadhar, T. J. Ramesh, A. A. Van Dam, M. C. M. Beveridge, M. C. J. Verdegem // Aquaculture. – The Netherlands, 2002. – T. 213, № 1. – P. 207-218.

 

  • Khachatyran Z. A. Predominant role of host genetics in controlling the composition of gut microbiota / Z. A. Khachatryan, Z. A. Ktsoyan, G. P. Manukyan//PLoS ONE. – 2008. – P. 364-368.

 

  • Klovach N. V. Structure of spawning stocks of four Pacific salmon species of the Olutorsky Bay (Bering Sea, North-East Kamchatka) / N. V. Klovach, A. N. Elnikov, A.V. Gritsenko. – USA: NPAFC Doc. 1488, 2013. - 24 pp.

 

  • Kunda M. Potential of mixed culture of freshwater prawn (Macrobrachium rosenbergii) and selfrecruiting small species mola (Amblypharyngodon mola) in rotational rice–fish/prawn culture systems in Bangladesh / M. Kunda, E. Azim, M. A. Wahab, S. Dewan, N. Roos, S. H. Thilsted // Aquaculture Research. – UK., 2008. – T. 39, № 5. – P. 506-517.

 

  • Mai V. Dietary modification of the intestinal microbiota / V. Mai // Nutr Rev. – 2004. – P. 235–242.

 

  • Matsumoto M. Adhesive property of bifidobacterium lactis LKM 512 and predominant bacteria of intestinal microflora to human intestinal mucin / M. Matsumoto, H. Tani, H. Ono, H. Ohishi, Y. Bonno // Curr Microbiol. – USA, 2002. - P. 212-215.

 

  • Novosadova A. V. Morphometric characteristics of oocytes and ultrastructure of their envelops in Sakhalin sturgeon Acipenser mikadoi / A. V. Novosadova, E. V Mikodina., A. V Presnyakov // Second NACEE conference of young researchers. Proceedings. - 2010. - P. 24–25.

 

  • Perdigon G. Lactic acid bacteria and their effect on the immune system / G. Perdigon, R. Fuller, R. Raya // Curr.Issues Intest. Microbiol. – UK., 2001. –Vol. 2, №1. – P. 27–42.

 

  • Ponomarev S. V. Use of carotene containing medicinal preparations to increase starlet early fry viability / S. V. Ponomarev, А. А. Bahareva, J. N. Grozesku, I. V. Puzankov, M. A. Mitrofanova, J. V. Harlamova //5* international Symposiumon sturgeon. - 2005. - P. 80-81.

 

  • Raymakers C. CITES, the Convention on International Trade in Endangered Species of Wild Fauna and Flora: its role in the conservation of Acipenseriformes / C. Raymakers // J. Appl. Ichthyol. - 2006. – Р. 53-65.

 

  • Reid G. Probiotics for urogenital health // Nutr.Clin. Care. – USA., 2002. – Vol. 5, №1. –P. 3–8.

 

  • Roberfroid M. B. Prebiotics: preferential substrates for specific c germs / M. B. Roberfroid // Am.J.Clin.Nutr. – USA., 2001. – P. 406–409.

 

  • Roel H. Sustainable aquaculture in ponds: principles, practices and limits / H. Roel, M. Bosma, C. J. Verdegem // Aquaculture. – The Netherlands, 2011. – T. 213, № 1. – P. 58-68.

 

  • Schiffrin E., Immunomodulation of blood cells following the ingestion of lactic acid bacteria / E. Schiffrin, F. Rochat // J. Dairy Sci. - 2005. - P. 491–497.

 

  • Shui W. Quantitative Proteomic Profiling of Host–Pathogen interactions: The Macrophage Response to Mycobacterium tuberculosis Lipids / W. Shui, S. A. Gilmore, L. Sheu, J. Liu, J. D. Keasling, C. R. Bertozzi // Proteome Res. - 2009;8(1). – P. 282–289.

 

  • Simon O. Probiotic feed additives – effectiveness and expected modes of action / O. Simon, A. Jadamus, W. Vahjen // Journal of Animal and Feed Sciences. – UK., 2001. – Vol. 10. – P. 51–67.

 

  • Su Z. An investigation on the immunoassays of an ammonia nitrogen-degrading bacterial strain in aquatic water/ Z. Su, Y. Li, L. Pan, F. Xue // Aquaculture. – The Netherlands, 2016. – P. 17-22.

 

  • Verdegem M. C. J. Reducing water use for animal production through aquaculture / M. C. J. Verdegem, R. H. Bosma, J. A. J. Verreth // Water Resources Development. – New York, 2006. – P. 101-113.

 

  • Verdegem M. C. J. Water withdrawal for brackish and inland aquaculture, and options to produce more fish in ponds with present water use / M. C. J. Verdegem, R. H. Bosma // Water Policy. – UK., 2009. – T. 11, № S1. – P. 52-68.

 

  • Vymaza L. J. Transformation of nutrients in natural and constructed wetlands/ L. J. Vymaza. - Backhuys Publishers, Leiden, the Netherlands, 2011. -519 pp.

 

  • Welsh A. B. Identfication of microsatellite loci in lake sturgeon, Acipenser fulvescens, and their variability in green sturgeon / A. B. Welsh, M. Blumberg, B. May // Mol.Ecol.Notes. - 2003. - V.3. - P.47-55.

 

  • Wen Y. Forms and balance of nitrogen and phosphorus in cage culture waters in Guangdong Province, China./ Y. Wen, X. Wei, T. Shu // Chinese Geographical Science. – 2007. - P. 370-375.

 

  • Williot P. Sturgeon farming in Western Europe: recent developments and perspectives / P. Williot, L. Sabeau // Aquat. Living Resour. -2001. - Р. 367 – 374.

 

  • Zhuang P. Biology and aquaculture of Amur sturgeon, Acipenser schrencrii, in China / P. Zhuang, B. Kynard, L. Zhang, T. Zhang, Z. Zhang. // General Biology: fourth International symposium on sturgeon. - 2001. - Р. 110-111.

 

  • Zoetenda E. G. A microbial world within us. Mol Microbiol. / E. G. Zoetendal, E. E. Vaughan. - De Vos WM.: 2006, P. 1639–1650.

 

   

Социальные сети  

vk 32  ok 32  instagram 32

   

Отчеты и акты производственных испытаний ветеринарных препаратов  

   

Презентации  

   

Внимание!
В связи с тем, что на сайтах некоторых компаний, продающих нашу продукцию, размещено много информации, уровень достоверности которой не всегда корректен или не соответствует действительности, официально заявляем:
ООО НПФ "Исследовательский центр" не несет ответственность за любую информацию, размещенную на сторонних сайтах, в том числе со ссылками на наш сайт https://vetom.ru

   
© НПФ «Исследовательский центр»
free counters Яндекс.Метрика